Уголовное дело главного журналиста Казахстана дошло до суда. Но не в Алма-Ате, где шло следствие, а в Астане. Об этой и других особенностях дела Матаева DW расспросила экспертов.

Уголовное дело в отношении председателя Союза журналистов Казахстана (СЖК) Сейтказы Матаева передано в суд, и по нему 3 августа назначено предварительное слушание, которое пройдет в Астане. Впрочем, пока не совсем ясно, будет ли процесс продолжаться в столице или же его перенесут в Алма-Ату, где велось следствие и где Матаев с 24 февраля 2016 года содержится под домашним арестом.

«Следствие закончилось. 3 августа в ходе предварительного слушания определят, где дальше будет проходить суд. Сейчас мы не понимаем, на каком основании дело направлено в Астану», — говорит президент Международного фонда по защите свободы слова «Адил Соз» СЖК Тамара Калеева.

Изменение подсудности

Изменение подсудности — очень существенный момент, на который обращают внимание журналисты и видные казахстанские юристы, подчеркивает главный редактор «Новой газеты — Казахстан» Александр Краснер.

Тамара КалееваТамара Калеева

«Все следственные действия по делу Матаева проходили в Алма-Ате. Там он содержится под домашним арестом, туда по его делу в следственную группу были командированы сотрудники антикоррупционного бюро Казахстана из разных областей. Не только юристам, но и журналистам известно действующее постановление Конституционного совета Казахстана от 6 марта 1997 года, воспрещающее изменение подсудности без согласия сторон по делу. Но суд назначают в Астане», — напоминает Краснер.

«Да, суд 3 августа еще может удовлетворить ходатайство адвокатов Матаева о восстановлении подсудности в Алма-Ате, то есть фактически лишить самого себя права рассматривать это дело. Но пока перенос суда в Астану выглядит грубым нарушением закона», — говорит собеседник DW.

По его словам, цель изменения подсудности ясна — в Астане, тем более летом, журналистов независимых СМИ и наблюдателей от международных НПО намного меньше, чем в Алма-Ате. Да и Матаеву защита обойдется дороже — ведь за проживание своих алма-атинских адвокатов в Астане он должен будет платить из своего кармана. «В Алма-Ате у Матаева очень большая общественная поддержка. В Астане — городе чиновников — с этим сложнее. Но Комитет поддержки Матаева объявил, что в Алма-Ате на время суда будет создан пресс-центр, где все желающие смогут получить полную информацию об этом процессе», — сообщила DW Тамара Калеева.

Обращение в поддержку Матаева

21 июля СМИ обнародовали обращение группы видных общественных деятелей Казахстана к президенту страны Нурсултану Назарбаеву с просьбой посодействовать в объективном рассмотрении дела главы СЖК.

Казахстанский суд выносит приговорКазахстанский суд выносит приговор

«Обращение подписали народные артисты, народные поэты, в том числе Олжас Сулейменов, а также первый космонавт Казахстана, всемирно известный кинорежиссер, бывший вице-премьер Казахстана», — поясняет Александр Краснер. Но, указывает он, параллельно с обращением столь уважаемых людей следственная группа Национального антикоррупционного бюро пошла на грубые и демонстративные нарушения закона.

«Руководитель следственной группы Сакен Таубалды не приобщил к делу восстановленные за время следствия стороной защиты документы по финансово-хозяйственной деятельности Матаева. Там 30 томов, 6 тысяч страниц. Они говорят в пользу подозреваемого, и следствие было обязано их приобщить — так трактует эту ситуацию Конституция и УПК. Но, как нам стало известно, следователи сперва утверждали, что документы к ним не поступили, а потом, когда дело передавалось в прокуратуру, Таубалды их неожиданно обнаружил. Но сослался на то, что рассматривать их уже поздно», — говорит главный редактор «Новой газеты — Казахстан».

Зачем «подставились» следователи?

По его словам, среди наблюдателей звучат различные объяснения таким действиям следственной группы. «Стоило следствию приобщить эти документы и отдать их на экспертизу, вся картина, заранее им нарисованная, была бы разрушена, и выяснилось бы, что полгода их работы прошли впустую. Другое объяснение, которое предлагается наблюдателями, состоит в том, что нагоняй «сверху» за нарушение сроков расследования пугал следователей больше, чем нарушение конституции», — говорит Александр Краснер.

Поэтому следователи фактически «спихнули» эти документы на суд, который их все равно должен будет рассмотреть и отдать на экспертизу. «Но тогда дело вернут на доследование, и сотрудники Таубалды получат дополнительное время на их изучение», — рассказывает журналист.

Казахстанские наблюдатели отметили и то, что Матаев содержался под домашним арестом уже после истечения срока действия соответствующего судебного постановления. «Оно действовало до 22 июля, но руководитель следственной группы по истечении этого срока не снял охрану, то есть Матаев фактически удерживался под арестом без санкции суда. Насколько мне известно, даже председатель суда, выносивший предыдущее решение, назвал это грубым нарушением со стороны следствия. Причем это нарушение является уже уголовным преступлением», — отметил собеседник DW.

Но журналисты выяснили, что сам Таубалды имеет репутацию следователя умного и старающегося не «подставляться». Поэтому, продолжает он, среди наблюдателей курсирует предположение, что «либо на него оказано слишком большое давление сверху, либо, наоборот, ему на эти нарушения дана там некая санкция и что-то очень значительное обещано».

Под козырек?

Следствие провело свой сегмент дела исключительно с обвинительным уклоном, пренебрегая многими нормами закона, утверждает Тамара Калеева. «Сейчас мы надеемся на объективность суда. Но многие наблюдатели предполагают, что в деле имеется и политический заказ на обвинение Матаева, и элементы рейдерства. Поэтому есть опасность, что суд просто «возьмет под козырек», — считает правозащитница.

«Да, это даст основания международным организациям рассмотреть дело Матаева. Но это может занять годы. Ведь у Казахстана нет права обращаться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Мы можем обратиться только в комитет по правам человека ООН», — поясняет руководительница фонда «Адил Соз».

Напомним, что в феврале 2016 года Национальное бюро по противодействию коррупции Казахстана инкриминировало Сейтказы Матаеву хищение бюджетных средств в особо крупном размере. Но в мае его уголовное дело было переквалифицировано на статью, связанную со злоупотреблением доверия. Сам Сейтказы Матаев все обвинения следователей отверг, а от сотрудничества со следствием в обмен на прекращение уголовного дела отказался.

Источник: http://www.dw.com/ru/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE-%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%85%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D0%B6%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B0-%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B0-%D0%B4%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%BB%D0%B8-%D0%B4%D0%BE-%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0/a-19436974

Похожие записи: