Кто заказывает музыку, тот платит по счетам

Вопрос об авторском и смежном праве вновь остро встал в Карагандинском регионе. Владельцы нескольких кафе получили от региональной общественной организации «Казахстанское авторское общество» претензии с многомиллионными суммами за несоблюдение условий договора. Предприниматели в свою очередь поставили вопрос о легитимности подобных претензий со стороны общественной организации.

Владельцы двух небольших карагандинских кафе — «Фарт» и «Караван» — обратились в Казахстанскую ассоциацию предпринимателей с просьбой о защите их прав. По словам индивидуальных предпринимательниц Сынбиновой и Жанатаевой, РОО «Казахстанское авторское общество (КазАК)» одним взмахом пера поставило под угрозу их бизнес, выставив к оплате одной 587 миллионов с хвостиком тенге, другой — более 318 миллионов.

Руководство бизнес-ассоциации, идя навстречу своим членам, организовало встречу с приглашением руководства филиала «КазАК» и департамента юстиции. Однако представители государственного органа приглашение проигнорировали. Зато явившийся на мероприятие руководитель карагандинского филиала РОО «КазАК» Игорь Нестеренко подвергся атаке предпринимателей, засыпавших его вопросами и претензиями.

Так, сын владелицы кафе «Фарт» упрекнул защитника авторских прав в том, что на момент подписания договора с его матерью у того не было прав на заключение каких бы то ни было договоров.

— Аккредитацию данная организация получила лишь в 2009 году и, по идее, с ее получением должна была прийти и перезаключить договор. Но они этого не сделали. Более того, представители «КазАК» не появились в кафе ни разу за все время с 2008 года. А потом вдруг нам пришла претензия с уведомлением о том, что мы задолжали им более полумиллиарда тенге!

По словам молодого предпринимателя, в период с 2009-го по 2013 год кафе три раза закрывалось на ремонт, и период «простоя» авторское общество не учло, насчитывая штраф.

С ним согласился и представитель ИП Жанатаевой, владелицы кафе «Караван»:

— С 2009 года, когда был заключен договор с РОО «КазАК», мы уплатили первый взнос в 11 тысяч 659 тенге. Затем узнали, что у организации нет аккредитации, и решили не платить. Любая организация, предоставляющая какие-либо услуги, если им просрочишь платеж за один месяц, присылает уведомление: мол, не заплатите — подадим в суд или отрежем газ, свет, воду… А представителя «КазАК» с того времени у нас не было — подтверждаю! Зато спустя почти четыре года пришел счет на 318 миллионов с лишним. Это же не просто разорение, а петля на шею и — не жить!

 

Кто получил деньги за Майкла Джексона?

Предприниматели, пользуясь случаем, задали представителю «КазАКа» немало вопросов. Например, каким образом собранные средства перечисляются каждому конкретному автору? Почему, заплатив деньги за лицензионный диск, предприниматель должен платить еще и авторскому обществу? На каком основании расчет производится, исходя из казахстанской минимальной заработной платы? И как плательщики взносов могут проверить, действительно ли те авторы, чьи песни крутятся в кафе, ресторанах и барах шахтерской столицы, делегировали представление своих прав данной общественной организации?

Президент Казахстанской ассоциации предпринимателей Талгат Доскенов в свою очередь поставил вопрос о прозрачности деятельности коллег-общественников:

— Допустим, я у себя в ресторане слушаю Демиса Руссоса и Майкла Джексона. Приходят ко мне люди, предъявляющие счет за их авторские права. Я прошу показать документы, какая именно организация заключила договор с этими исполнителями и какая организация делегировала полномочия по контролю за авторством. А они не показывают! Тогда встает вопрос: а вообще Майкл Джексон получал деньги из Казахстана? Вот смотрите, что получается: «КазАК» берет 20% за собранные деньги, потом в Москве такое же общество берет 20%, потом англичане — 20%, потом американцы — 20%. Пять авторских обществ за настоящего автора получают деньги, но получают ли сами авторы? И еще один вопрос: из тех собранных денег платятся налоги или нет? Организация некоммерческая, но деньги-то коммерческие!

По мнению Талгата Казкеновича, вопрос о деятельности самого авторского общества не менее важен, чем вопрос об исполнении предпринимателями договора с ним.

— Геометрическая прогрессия: чем больше договоров «Казахстанское авторское общество» заключает с предпринимателями, тем хуже для них, — заметил Талгат Доскенов. — Те один-два человека, которые работают в «КазАК», проконтролировать даже тысячу предприятий не в состоянии.

 

Рапортуйте про эфир!

Председатель карагандинского филиала «КазАК» Игорь Нестеренко попытался ответить на все поставленные предпринимателями вопросы, но некоторые его ответы внесли еще больше путаницы в сознание интересующихся.

Так, по словам Игоря Юрьевича, чтобы авторы музыкальных произведений получали из Казахстана деньги за свой интеллектуальный труд, предпринимателям необходимо ежемесячно предоставлять информацию о музыке, которая проигрывалась в заведениях, в специальных рапортичках. А в случае, если в баре, скажем, работал телевизор или радиоточка, подавать эфирные справки.

— Подождите, — не выдержал Талгат Доскенов. — Вот небольшое кафе, в нем — просто музыкальный фон, за который я платы не взимаю. Это же не коммерческое использование музыки! Если бы это был танцпол и я брал деньги за это — это другой вопрос. Да и редко где есть ресторан, который забит на 100%. А вы считаете за каждое место. Кроме того, чтобы предприниматель такую рапортичку составлял, он должен целый день сидеть возле телевизора, выписывать программу. А работать когда?

На это директор регионального общественного объединения ответил, что закладывать плату за музыку в цены или нет — это проблемы предпринимателя.

 

«Непонятки» — повод для «кормушки»?

На основной вопрос предпринимателей о том, насколько можно быть уверенными, что собранные с предпринимателей деньги дойдут до авторов, Игорь Нестеренко ответил так:

— Объединитесь, заключите договор, год его исполняйте, а через год вместе с юристами ассоциации напишите в прокуратуру. Вот мы исполняли договор, вот копии рапортичек. Просим проверить, пошли ли наши деньги по указанным фамилиям. Тогда и будет ясно.

По поводу аккредитации ответ был еще уклончивее:

— Когда заключался договор, аккредитации как юридической категории вообще не было. Ее ввели с июля 2009 года. По срокам мы попадаем. Перечень есть, и если у кого-то есть сомнения, то обратитесь в прокуратуру с просьбой еще раз проверить. Зайдите на наш сайт, посмотрите, со сколькими зарубежными организациями мы работаем. Если все это время мы существуем, стало быть, имеем право.

Немало удивило предпринимателей заявление руководителя карагандинского филиала «КазАК» о том, что, если даже какой-либо автор не передал права на защиту своих авторских прав общественным организациям, предприниматель в любом случае должен заплатить на использование его произведения.

— А мы потом постараемся найти этого автора и отдать ему деньги, — сообщил г-н Нестеренко.

Резонное замечание присутствующих о том, что, если предприниматель начнет включать в цены еще и плату за прослушивание музыки, пострадают в первую очередь клиенты — рядовые казахстанцы, Игоря Юрьевича не смутило.

— Выключите все! — предложил он. — Бесплатного ничего нет. Или включайте народную музыку.

Вопросы о том, является ли в таком случае публичным, то есть облагаемым данью, прослушивание музыки с друзьями, которые в круг семьи не входят, или с соседями, которые могут услышать ваш лицензионный диск из-за тонких стен, представитель «КазАК» отмел. Мол, давайте не будем углубляться, сейчас бы с предпринимателями разобраться.

— У нас нет задачи кого-то разорять, — примирительно отметил он в конце встречи. — Мы хотим выстроить отношения согласно закону «Об авторском и смежном праве».

…Подводя итоги, заметим, что, по мнению предпринимателей, выполнение задач многочисленными обществами по защите авторских прав на данный момент вызывает слишком много вопросов.

— Ситуация в Казахстане ненормальная — штрафы превышают сумму самого договора, — справедливо заметил Талгат Доскенов. — Как бы мы ни изучали данное законодательство, прозрачности нет. Непонятно, как узнать, действительно ли авторы, чьи права защищает общество, делегировали им такие полномочия?

Сегодня никто не противодействует реализации закона об авторских правах, но непонятно многое. Может быть, это правовая коллизия. А может, кто-то специально пролоббировал закон об авторском праве в таком виде, чтобы получить очередную «кормушку»?

 

Похожие записи: