Отом, что правительство Казахстана утвердило правила применения дополнительных мер и временных ограничений в условиях чрезвычайного положения, стало известно 2 апреля. Но руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева говорит Азаттыку, что эти правила были приняты постановлением правительства еще 28 января этого года.

Прессозащитница связывает эти меры с реакцией казахских властей на протесты на киевском Майдане, которые длились почти четыре месяца и привели к свержению президента Виктора Януковича. После аннексии Россией украинского Крымского полуострова казахские власти могли посчитать и вовсе актуальным вопрос об ограничении деятельности СМИ в условиях чрезвычайного положения, полагает Тамара Калеева.

Правила обязывают собственников средств массовой информации согласовывать содержание печатных изданий и материалов радио- и телепередач с комендатурой местности в течение суток с момента принятия ограничений. Экземпляры материалов должны предоставляться за сутки до их выпуска (выхода в эфир), а при невозможности выполнения данного условия (формирование срочных новостных выпусков) непосредственно перед выпуском (выходом в эфир).

Президент прессозащитной организации "Адил соз" Тамара Калеева. Алматы, 31 марта 2011 года.Президент прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева. Алматы, 31 марта 2011 года.

При выпуске несогласованных печатных изданий, радио- и телепередач комендант местности будет иметь право направить собственнику СМИ распоряжение о приостановлении и/или прекращении выпуска СМИ либо распространении его продукции. Правила применения дополнительных мер и временных ограничений в условиях чрезвычайного положения приняты на основе закона «О чрезвычайном положении», который действует с 2003 года.

— Теперь властям не нужно будет оправдываться за ограничения, накладываемые на СМИ в условиях чрезвычайного положения, как это было во время Жанаозенских событий, — говорит Азаттыку прессозащитница Тамара Калеева.

ВО ВРЕМЯ ЧП В ЖАНАОЗЕНЕ

В последний раз чрезвычайное положение в Казахстане объявлялось в городе Жанаозен в декабре 2011 года, когда длительная забастовка местных нефтяников переросла в насилие, против демонстрантов полицейские применили огнестрельное оружие. По официальным данным, тогда погибли по меньшей мере 17 человек, более ста – ранены.

Режим чрезвычайного положения (ЧП) в Жанаозене, введенный указом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, действовал с 17 декабря 2011 года по 31 января 2012 года. Жители Жанаозена оказались в информационной блокаде: не работали мобильная связь и Интернет, а по проводной телефонной связи невозможно было дозвониться.

Полицейские стоят на площади в Жанаозене 18 декабря 2014 года.Полицейские стоят на площади в Жанаозене 18 декабря 2014 года.

Во время режима ЧП в Жанаозене среди прочего ограничивалось или запрещалось «использование копировально-множительной техники, радио- и телепередающей аппаратуры, аудио- и видеозаписывающей техники».

Журналистов, среди которых был и автор этих строк, в Жанаозен впустили только 18 и 19 декабря 2011 года, спустя два дня после кровавых событий. Их возили на автобусе в сопровождении сотрудников пресс-службы акимата Мангистауской области и под наблюдением полиции. Журналистам организовали посещение центральной больницы и морга Жанаозена, встречу с комендантом города полковником Аманжолом Кабыловым и министром внутренних дел генералом Калмуханбетом Касымовым. Также была организована поездка журналистов на близлежайшую станцию Шетпе, где 17 декабря во время мирного протеста жителей один из них был застрелен полицейским и несколько ранены.

Однако власти всячески препятствовали встрече журналистов с рядовыми жителями Жанаозена и Шетпе. Некоторым журналисткам удавалось отделиться от основной группы и затем, смешавшись с местными жителями и пользуясь тем, что силовики практически не проверяли женщин, встретиться с родственниками убитых и пострадавших. Мужчинам-журналистам подобное осуществить практически было невозможно, поскольку в те дни город Жанаозен был наводнен вооруженными полицейскими, которые, как об этом писал Азаттык, по нескольку раз проверяли и обыскивали каждого мужчину.

Сообщалось тогда о нападениях на журналистов и блогеров. На станции Шетпе

Полицейские проверяют людей на блок посту у въезда в Жанаозен. 26 декабря 2011 года.Полицейские проверяют людей на блок посту у въезда в Жанаозен. 26 декабря 2011 года.

полицейские повалили на землю блогера Мурата Тунгишбаева, который пытался снять видеосюжет, отобрали у него удостоверение личности и забрались в автобус. Журналисты, на глазах которых это произошло, не дали полицейским уехать, блокировав автобус. Документ блогера удалось вернуть только с помощью полковников полиции, которые подъехали к месту через некоторое время.

Для ограничения деятельности СМИ во время Жанаозенских событий не было достаточных законных оснований, утверждает Тамара Калеева. Незаконным она называет и отключение Интернета во время этих событий.

— Потом власти оправдывались, что, мол, был сбой и уже через сутки всё наладилось, но мы-то понимаем, что Интернет попросту отключили, и это отключение было незаконным, — говорит Азаттыку руководитель прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Калеева.

МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАКТИКА

Законодательство в странах Запада, касающееся каких-либо действий во время социальных потрясений, очень разнообразное. Но там открыто показывают всё, что происходит, отмечают казахстанские правозащитники. В США, к примеру, законодательно запрещено любое ограничение свободы слова при любых обстоятельствах, подчёркивает Тамара Калеева.

— Наглядный пример — ставшие уже привычными массовые манифестации протеста в Греции или недавние массовые протесты в Испании,

Никому не приходит в голову расстреливать протестующих мирных граждан и блокировать информацию об этих протестах, какими бы ожесточенными они ни были.

сопровождавшиеся насилием. И всё это показывают по телевидению. Никому не приходит в голову расстреливать протестующих мирных граждан и блокировать информацию об этих протестах, какими бы ожесточенными они ни были, — говорит руководитель прессозащитной организации «Адил соз».

Что же касается содержания казахстанских правил применения дополнительных мер и временных ограничений в условиях чрезвычайного положения в отношении прессы, то, как говорит Тамара Калеева, ее беспокоит расплывчатость формулировок этих правил, которыми власти могут злоупотреблять по времени, по жесткости и другим обстоятельствам.

Правозащитник утверждает, что последовательное наступление на права журналистов и на свободу слова в Казахстане происходит под разными предлогами.

Источник:http://rus.azattyq.org/content/ogranicheniya-dlya-smi-chrezvychainoe-polozhenie/25319806.html

Похожие записи: