Больше 20 лет назад Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 3 мая Всемирным днем свободы печати. В канун памятной даты «Фридом Хаус» презентовал ежегодный отчет. По его данным, свобода прессы в мире упала до самого низкого уровня за последнее десятилетие. Снижение частично вызвано серьезным регрессом в нескольких ближневосточных государствах. Отмечено ухудшение ситуации в Турции, Украине и ряде стран Восточной Африки. К числу 8 стран с самым низким рейтингом в мире относятся Беларусь, Куба, Экваториальная Гвинея, Эритрея, Иран, Северная Корея, Туркменистан и Узбекистан.

«Из 197 стран и территорий, которые оценивались в течение 2013 года, в общей сложности 63 оценены как свободные, 68 — как частично свободные и 66 — как несвободные. Основными факторами, которые способствовали ухудшению уровня свободы слова, являются явные попытки правительств контролировать новости теми или иными способами вплоть до физического преследования журналистов», — отмечает проектный директор «Фридом Хаус» в Кыргызстане Аскат Дукенбаев.

По его словам, по-прежнему в список стран с отметкой «несвободная» по уровню свободы слова входит и Кыргызстан. В рейтинге свободы слова он находится на 66-м месте, поднявшись за год на 3 ступени. Шесть позиций отделяет республику от того, чтобы попасть в рейтинг частично свободных стран.

А как вы оцениваете ситуацию со свободой печати в КР? На этот вопрос ИА «24.kg» ответили респонденты.

Игорь Шестаков, медиаэксперт:

— На постсоветском пространстве мы занимаем одну из лидирующих позиций. Наши медиасреда, медиазаконодательство отвечают буквально всем международным стандартам. Поэтому иногда удивляют оценки международных организаций, они не всегда объективны.

Конечно, возникают попытки ограничить свободу печати. В том числе это связано и с тем, что у нас парламентская партийная система. Партиям очень важно контролировать средства массовой информации. Они прекрасно понимают, что они формируют их образ, имидж, и через СМИ их воспринимает население. Такие угрозы есть. Поэтому гражданское и медиасообщество должны стоять на страже принципов свободы слова.

Бегаим Усенова, глава ОО «Институт Медиа Полиси»:

— Можно выразить обеспокоенность в связи с последними законодательными инициативами, которые в нашей стране предпринимаются, поскольку они противоречат международным стандартам и Конституции нашей страны. В частности, это законопроект, который был принят совсем недавно парламентом, об уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение о совершении преступления. Об этом уже немало говорилось. Самая главная миссия — заменить слово «донос» на «сообщение» — говорит о том, что цель не оправдывает средства. Донос — это донос, а сообщение — это сообщение. Если закон будет принят, то понижение рейтинга в КР будет обоснованным.

В прошлом году в связи с фактом гибели подростка от чумы в Иссык-Кульской области возник конфликт, в котором правительство обвинило пресс-центр Минздрава в том, что слишком прозрачной была информация. То есть кабмин настаивал на ограничении информации. Этот случай тоже вызывает озабоченность, поскольку государство должно содействовать доступу к информации, чтобы не слухи распространялись, а были достоверные данные.

Вместе с тем бесспорно: если журналист распространяет недостоверную информацию, то он должен отвечать по закону. Это предусмотрено гражданским законодательством. Наш институт ведет большое количество дел. И мы можем сказать, что законодательство работает. Надо подавать в суд, и журналисты, или СМИ, которые нарушают закон, действительно понесут ответственность. Поэтому не нужны новые законы, нужно следить за исполнением действующих.

Султан Каназаров, директор бишкекского бюро радио «Азаттык»:

— Я очень высоко оцениваю уровень свободы прессы в КР. Думаю, что наша страна делает большие успехи в деле повышения транспарентности процессов, доступа к информации. В 2011 году произошло большое политическое событие по декриминализации статьи за клевету.

А инициативы депутатов вполне понятны, это нормальное желание повысить ответственность журналистов и людей, предоставляющих информацию. Это нормальный рабочий процесс, ничего трагического в этом не вижу.

Эгамберди Кабулов, независимый журналист:

— Свобода прессы превратилась в вакханалию. Нынешнее законодательство — всепозволяющее. Отсутствует ответственность за сказанное слово. Нет никаких сдерживающих факторов для распространения клеветы, лжи, непроверенной и недостоверной информации. Я за то, чтобы восстановили уголовную ответственность за клевету. В свое время ее отменили. Статья касалась не только журналистов, а всех граждан страны. Но почему-то на это не обратили внимания.

Елена Мешкова, обозреватель газеты «Слово Кыргызстана»:

— Думаю, что хорошо. По крайней мере, лично я, по меньшей мере, лет за 15 никогда никакого давления не испытывала, никогда мне не говорили, что нельзя о чем-то писать. А работала и при Акаеве, и при Бакиеве. Просто я очень осторожный человек, прежде чем что-то опубликовать, десять раз перепроверю и согласую.

Асель Минбаева, редактор-ведущая телеканала НБТ:

— Свобода слова в Кыргызстане не только есть, ее больше чем надо. Изначально понятие «свобода слова» воспринималось как возможность журналиста аргументированно отстаивать свою точку зрения по тому или иному событию. Сейчас это понятие искажено до такой степени, что некоторые журналисты считают своим правом писать откровенную ересь, клевету, поклеп, прикрывая то, что они списали с внутренней стороны своей черепной коробки, свободой слова. И если кто-то имел несчастье обратить внимание на недостоверность выдаваемой журналистом информации, пишущая братия начинает в унисон вопить, что их права ущемляют. Посмотрите на кыргызскоязычную прессу. Какую пользу такая «журналистика» несет для общества? А ведь это образчик пресловутой, неограниченной, искаженной свободы слова.

Аскат Дукенбаев, проектный директор «Фридом Хаус» в Кыргызстане:

— Должен сказать сразу, что у нас многие путают свободу прессы со свободой слова. Со свободой слова в Кыргызстане наблюдается продвижение, а вот со свободой прессы — проблемы. Да, в стране после 2010 года увеличилось количество медиа. Но контентное позиционирование политически ангажировано, то есть у нас мало объективной информации. У нас пресса либо только официальная, то есть проправительственная, либо только оппозиционная, ангажированная. У нас очень мало объективной, состоятельной, качественной журналистики. Возможно, это отчасти связано, в том числе, и с экономическими условиями. Чтобы изменить ситуацию, нужно создавать условия и так называемый демократический мейнстрим, который бы пропагандировал основные ценности в журналистике.

Несмотря на общие положительные стороны, по-прежнему остается проблема цензуры. Само слово «цензура» носит негативный характер. Поэтому я считаю, что она не нужна. В то же время журналист должен в работе основываться на своих внутренних этических нормах. В крупных международных компаниях есть свой внутренний этический кодекс, но есть и общие понятия. И в наших законах о СМИ эти нормы прописаны. Поэтому нашим журналистам нужно лишь их соблюдать, тогда никаких дополнительных ограничений не нужно вводить.

Светлана Бегунова, заместитель директора представительства фонда «Евразийцы — новая волна»:

— Как журналист, могу писать то, что думаю. После бакиевских времен по этому поводу ни разу проблем у меня не появилось. Но мой личный пример — это не вся ситуация. Так что не буду на его основе делать глобальный вывод. Скажем так: мне не пришлось на себе ощутить ограничение свободы слова.

Аркадий Дубнов, российский эксперт по странам Центральной Азии:

— Думаю, что уровень свободы прессы в КР по-прежнему выше, чем в любой другой стране ЦА. Однако само по себе это не свидетельство профессионализма и ответственности журналистов и редакторов.

— А что может быть таким свидетельством?

— Доверие к источникам информации и уверенность в неангажированности автора.

Источник: http://www.24kg.org/community/176835-novyj-vladelec-laquooshtvraquo-schitaet.html

Похожие записи: