Предметом депутатского запроса стала статья Тулегена Байтукенова «Призрак оперов», вышедшая в газете «Время» и посвященная выходу в широкий прокат фильма «Охота за призраком».

Этот материал и возмутил мажилисмена Рауана Шаекина. В депутатском запросе на имя Генерального прокурора Даулбаева А.К. Шаекин пишет:
«В вводной, пояснительной части, статьи сказано, что «В прокат выходит боевик Марины Кунаровой «Охота за призраком» — про то, как деятели из могущественной корпорации научились воздействовать на мозг людей и управлять поведением электората ….
… Поэтому мы придумали историю, в которой есть некий прибор, позволяющий синхронизировать биоэлектрическое излучение человеческого мозга с сигналами управляющей электроники и таким образом дающий человеку команды на исполнение. При этом сам человек не понимает, что ему отдали приказ извне (слова режиссера фильма Марины Кунаровой — прим.редакции).
Тут же автор статьи Байтукенов задает наводящий вопрос, провоцируя тем самым своего респондента ( режиссера фильма Марины Кунаровой — прим.редакции):
«…Кажется, эта система давно работает в Мажилисе, но, наверное, у вас в фильме другая привязка к нашей стране?»
В этом контексте совершенно по-иному воспринимается слова режиссера Марины Кунаровой, которая говорит, что «… Мне хочется снять что-то настоящее, правдивое, жизненное. Такую вещь, за которую не было бы стыдно».
Как понять слова журналиста? Что за могущественная корпорация, научившаяся воздействовать на мозг людей и управлять поведением электората? За счет каких средств снимается данный фильм? Нам, как и нашим избирателям, видимо, всего этого не понять.
Парламент Республики Казахстан является высшим представительным органом Республики, осуществляющим законодательные функции. И мы, депутаты, согласно действующей Конституции и Конституционному закону, призваны защищать права и отстаивать интересы граждан через принимаемые законы.
В связи с вышеизложенным, прошу дать правовую оценку статье и автору и в случае необходимости назначить судебную экспертизу.
О результатах рассмотрения дать ответ в установленные законом порядке (полный текст запроса читайте здесь).
Мы попросили прокомментировать обращение Р.Шаекина в Генеральную прокуратуру  автора статьи Тулегена Байтукенова.
Тулеген, в чем суть депутатского запроса, по-моему, никто ничего не понял.
—  Честно говоря, я понял только то, что запрос составлен по поводу моей статьи про фильм «Охота за призраком» и направлен генпрокурору, а вот предмет запроса и цель я не очень понял. Я несколько раз перечитал запрос, но конечная его цель мне не понятна.
Вы полностью прочитали его?
— Да, полностью. Возможно, и не стоило этого делать.
А вы самому Шаекину звонили?
— Нет, а зачем?
Ну как, зачем? Чтобы узнать, в чем суть запроса.
—  Не знаю, может, генпрокурор разъяснит, что он имел в виду. Может, там лучше понимают такого рода письма, стилистику написания. Мне пока не понятно и я занял не то, что выжидательную позицию… Мне просто интересно, как эти события будут развиваться, что скажет генпрокурор, какую правовую оценку даст случившемуся.
Вам в запросе депутата всё не понятно  или  что-то не понятно?
— Мне не понятна направленность. Если вы, допустим, подаете иск против  кого-то, например, на соседа  за незаконный захват вашей  частной собственности, то вам предмет спора совершенно понятен и понятны все нормативные акты, которые   это регулируют.   А в этом случае… Что, он хочет привлечь меня к ответственности по какой-то статье, либо чтобы мы опубликовали опровержение, что в фильме этого нет? Или у него претензии к собственно  формулировке о том, что, на мой взгляд, система  уже давно работает в мажилисе? Там же это не  указано конкретно, поэтому я не могу понять, что, как в песне поется, конкретно ты имеешь в виду.
Шаекин пишет, «Тут же автор статьи Байтукенов задает наводящий вопрос, провоцируя тем самым своего респондента: «…Кажется, эта система давно работает в мажилисе, но, наверное, у вас в фильме другая привязка к нашей стране?». Что вы имели в виду, задавая этот вопрос?
— Знаете, как говорил великий полководец Кутузов в романе Льва Николаевича Толстого «Война и мир», я сказал только то, что я сказал, и ничего более. Вот я написал, «…Кажется, эта система давно работает в мажилисе…». Понимаете, мне лично кажется. Может, она там работает, а, может, не работает, может, находится на этапе внедрения, может, вообще там ее нет.. Это плод моего воображения, мне так показалось, и я решил это  озвучить.
И еще знаете, есть такая вещь как фельетон, есть такие понятия как юмор, сатира,  сарказм. Наверное, депутату мажилиса надо заглянуть  в словарь и посмотреть значение этих слов. Если он любой текст воспринимает буквально, формалистски, то,  возможно,  специально для него стоит выпускать другую версию статьи?
Депутат говорит, «в этом контексте совершенно по-иному воспринимаются слова режиссера Марины Кунаровой…» Как по-иному?
— Вы меня спрашиваете… Вот, например, такой-то человек заявил, что помидоры зеленые и квадратные. Почему я должен комментировать этот бред? Откуда я знаю, почему он так заявил?  Я не знаю, что он имеет в виду, какие мысли   у него в голове. Я не могу предположить, мне тоже непонятно, что он хотел сказать, я не знаю, что он хочет. Вы ему  позвоните, спросите, мне тоже интересно.
И еще в статье говорится, что ему не понятны слова журналиста. Вы знаете, какие?
— Я же говорю, я не знаю, я не понял его запроса, как я могу предполагать, какие слова ему не понятны, я не понимаю сути его претензий, у меня нет дара ясновидения.
Парламентарий просит дать правовую оценку статье и автору и в случае необходимости назначить судебную экспертизу. Как вы думаете, стоит ли эта статья  такой разборки?
— Не могу ответить, я не юрист. Кстати, говорят, что у него юридическое  образование, он, наверное, больше в этом  разбирается. Но я  думаю, что генпрокурор разбирается  еще больше и они, прочитав запрос, вынесут единственно верное и здравое решение по этому вопросу.
Торгын Нурсеитова
Источник: ИА «Zakon.kz»

Похожие записи: