Общественный фонд «Институт Медиа полиси» 5 марта прокомментировал инициативу депутатов Жогорку Кенеша о внесении изменения в статью 329 Уголовного кодекса КР, изложив в новой редакции состав преступления – «заведомо ложное сообщение о совершении преступления».

Как сообщили авторы законопроекта в справке-обосновании, цель изменения – приведение законодательства в соответствие с современными требованиями по обеспечению защиты прав и законных интересов граждан. Ранее изменения в эту статью предлагала депутат Галина Скрипкина, которая предлагала дополнить эту же статью положением о заведомо ложном сообщении с обвинением в совершении преступления «в публичном выступлении и/или распространенном в СМИ».

Предложенный депутатом Скрипкиной законопроект вызвал волну возмущения и стал причиной широкой дискуссии в кругу журналистов и медиа-экспертов. В итоге депутат отозвала свой законопроект, напоминают в «Институте медиа полиси».

Новая инициатива депутатов вызывает еще больше вопросов, отметили в фонде. «В справке-обосновании говорится, что «в последние годы в нашем обществе усиливается негативная тенденция, связанная с использованием заведомо ложных сообщений и публичных обвинений лиц в совершении преступления, для сведения личных счетов, мести и других корыстных побуждений». Интересно было бы взглянуть на статистику, которой руководствовались инициаторы законопроекта, чтобы понять всю опасность «тенденции», которой озаботились депутаты. А если и есть цифры, то непонятно, зачем нужен новый законопроект, если норма уже существует и нужно лишь чтобы она исполнялась?», – говорят в «Институте медиа полиси».

Юристы фонда недоумевают, для чего словосочетание «заведомо ложный донос» менять на «заведомо ложные сообщения»? «Не для того ли, что если «донос» однозначно трактуется как сообщение о якобы имевшем место уголовно наказуемом деянии, направляемое в правоохранительные органы с целью сподвигнуть их на возбуждение уголовного дела, то «сообщение» может быть расценено, как сообщение в СМИ?»,- вопрошают они.

Также отмечается, что «если же цель законопроекта – защитить общество от использования ложных сообщений и публичных обвинений, то она уже имеет место быть в действующем законодательстве».

«Но никто и не оспаривает ответственность граждан за распространение недостоверных сведений. Она предусмотрена гражданским законодательством (ст.18 ГК КР «защита чести, достоинства и деловой репутации». Г.Скрипкина хотя бы не пыталась скрывать свои намерения по ограничению прав журналистов. Новый же законопроект под соусом несущественных поправок, является ничем иным, как ужесточением законодательства в сфере СМИ», – считают в ОФ.

Как считают в данном фонде, «в случае принятия документа он может быть опротестован в Конституционной палате Верховного суда, как несоответствующий п.5 статьи 33 Конституции КР: «Никто не может быть подвергнут уголовному преследованию за распространение информации, порочащей или унижающей честь и достоинство личности».

Источник: http://kg.akipress.org/news:593823

Похожие записи: