Газета «Коммерсант» вышла с сообщением о том, что в ее распоряжении оказался некий «расширенный список» граждан РФ, к которым могут быть применены визовые и финансовые санкции Евросоюза. Утверждается, что в списке фигурируют 107 лиц из высшего политического руководства страны. Со ссылкой на собственные источники в Брюсселе газета заявила, что данные санкции могут быть введены при обострении ситуации на Украине – то есть, очевидно, в случае решительной поддержки российской стороной действий гражданских активистов юго-востока Украины, выступающих за обособление от самопровозглашённых киевских властей.

К всевозможным западным санкциям и спискам Россия давно привыкла. Отношение к ним в нашей стране ироничное: в то время как сами фигуранты подобных «мер» проявляют демонстративное удовольствие от столь высокой оценки своего патриотизма (примерная цитата Владислава Суркова), широкое общественное мнение готово даже снисходительно похлопать Западу, «вскрывающему компрадоров, свивших себе гнездышки в Лондоне и Майами».

На сей раз, однако, целый раздел в «расширенном списке» неугодных фамилий был выделен под российских журналистов и прогосударственные СМИ. Туда попали «Газпром-медиа», ТВ «Россия» (без детальной расшифровки каналов), Russia Today, «Первый канал» и НТВ. В этот же раздел персонально были занесены тележурналисты Дмитрий Киселёв («Россия-1»), Михаил Гусман («ИТАР-ТАСС»), Михаил Леонтьев и Ирада Зейналова (оба «Первый канал»).

«Коммерсант» приводит такое объяснение к данному разделу от составителей списка: «Эти медиаструктуры и журналисты активно участвовали в пропагандистских усилиях в поддержку аннексии Крыма со стороны РФ и российской военной интервенции на Украине».

Будут ли в реальности введены подобные санкции или нет, в самой штаб-квартире ЕС, похоже, пока не знают. Однако тревожная тенденция налицо: Европа, «повёрнутая» на политкорректности, обожающая рассуждать о «правах журналиста» и вечно пеняющая России за «нарушения свободы слова», выразила чёткую и недвусмысленную готовность покарать российские СМИ и персонально нескольких наших журналистов за их политические взгляды и отстаиваемую позицию. Оруэлл, как говорится, отдыхает.

Кто-то в этом месте может усмехнуться: «Подумаешь, запретят Киселёву ездить в Париж, а Зейналовой – хранить деньги в «Барклай-банке», так что ж с того?!» Никакого, дескать, попрания свободы слова здесь нет – пусть сидят на Родине и продолжают витийствовать на госканалах!

Подобная позиция выглядит несостоятельной. Прежде всего, санкции явным образом нарушают права подпавших под них журналистов и СМИ на беспрепятственную журналистскую деятельность. Можно навскидку привести массу примеров, когда бы, скажем, телеобозревателю и вице-президенту «Роснефти» Леонтьеву потребовалось, по роду профессии, оказаться в той или иной европейской стране. Или взять Гусмана, сделавшего себе имя несколькими десятками блестящих интервью с первыми лицами иностранных государств, – лишение его европейской визы напрямую бьёт по его многолетнему кропотливому труду.

И уж вовсе не хочется думать о том, как теперь подпадающие под финансовые санкции СМИ будут, к примеру, содержать свои корпункты в Европе: через какие банки и счета. Они могут, конечно, закрыть все свои представительства в ЕС и впредь рассказывать о европейских событиях исключительно из телестудий в Останкине – только будет ли от этого лучше Евросоюзу? Вряд ли.

Кроме всего прочего, введение пока только лишь финансовых и визовых санкций в отношении российских журналистов рождает чувство страха и оправданных волнений: что если следующим этапом «воздействия на Россию» со стороны Европы станет уже физическое преследование указанных лиц? Что если через пару недель или месяцев Евросоюз развернёт настоящую «охоту на ведьм» – то есть на «инакомыслящих», с точки зрения Запада, журналистов из России? Не начнут ли европейцы, чего доброго, похищать наших телеведущих и отправлять прямиком в какие-нибудь секретные тюрьмы ЦРУ? Теперь-то от Брюсселя всякого можно ожидать.

Влияет ли подобная форма репрессивных действий Запада на свободу слова каждого перечисленного телевизионного работника? Будет ли он подспудно держать в уме мысль о новых вероятных санкциях против своей персоны, вплоть до физического преследования по «спискам Интерпола»? Разумеется. Ну и где же здесь свобода слова и права журналиста?

Далеко не случайно поэтому ещё 1 апреля, когда только стало известно о санкциях в отношении Дмитрия Киселёва, за него вступился Всемирный комитет по свободе печати в лице его европейского представителя Рональда Ковена. В интервью «Известиям» Ковен подчеркнул, что Киселёв, по всей видимости, отличился не как журналист, а как официальный пропагандист – и «это, конечно, его безусловное право». Поэтому «запреты на въезд для журналистов, ходатайствующих о посещении страны с журналистскими целями, недопустимы».

Остаётся добавить, что после появления в конце марта первых западных «санкционных» списков, в которых уже фигурировала фамилия Киселёва, МИД России ответил строго зеркальными методами. За одним исключением – иностранных журналистов наша страна наказывать не стала.

Источник: http://file-rf.ru/context/3229

Похожие записи: