В России установлен запрет на распространение информации о несовершеннолетних жертвах преступлений. Нарушение буквы закона влечет административный штраф до 1 миллиона рублей. Принятие поправок может привести к тому, что под угрозой внушительных штрафов информация о преступлениях против детей перестанет появляться в медиа. И общество вновь, как в эпоху Советского Союза, будет питаться слухами о преступлениях, вместо того чтобы получать достоверную информацию от журналистов.

Согласно недавно внесенным поправкам, средствам массовой информации запрещено публиковать фамилию, имя, отчество, фото- и видеоизображения пострадавшего несовершеннолетнего и его родителей, указывать место учебы, работы и проживания пострадавшего, а также «иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность такого несовершеннолетнего».

Исключение возможно лишь в случае, если информация публикуется в целях защиты интересов пострадавшего. Например, когда разыскивается ребенок, ставший жертвой преступления. В такой ситуации необходимо получить согласие законных представителей. Впрочем, если речь идет о сексуальном насилии, публиковать сведения запрещено, несмотря на наличие согласия.

Нарушение поправок карается административным  штрафом в размере от 3 до 5 тысяч рублей для граждан, от 30 до 50 тысяч для должностных и от 400 тысяч до миллиона рублей для юридических лиц с конфискацией носителя информации.

Чрезмерный уровень защиты

Автором поправок выступила депутат Государственной думы Алина Кабаева. Изначально законодательная инициатива была направлена на жертв сексуальных преступлений с целью снизить «популяризацию» педофилии в СМИ. Однако затем сферу действия закона расширили на несовершеннолетних жертв всех преступлений. 22 марта поправки были одобрены во втором и третьем чтениях Госдумой, 27 марта их подписал Совет Федерации. Журналисты считают новый закон бессмысленным, юристы – избыточным, общественники – неактуальным.

По мнению адвоката Московского бюро Коллегии медиаюристов Александра Ганзера, новое постановление конкретизирует требования закона «О средствах массовой информации», который в 2000 году был дополнен положением, устанавливающим запрет СМИ «разглашать сведения, прямо или косвенно указывающие на личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим, без согласия самого несовершеннолетнего и (или) его законного представителя».

«Новый закон конкретизирует понятие «сведений, прямо или косвенно указывающих на личность несовершеннолетнего, признанного потерпевшим», — отмечает Ганзер. — Расширяется перечень случаев, когда распространение информации о личности потерпевшего несовершеннолетнего признаётся защищающей его права и законные интересы. Устанавливается особый статус для информации о несовершеннолетнем, потерпевшем от преступления против половой неприкосновенности и половой свободы. Кроме того, устанавливается ощутимая административная ответственность за нарушение конфиденциальности информации о несовершеннолетнем-потерпевшем. До вступления закона в силу защита прав несовершеннолетних и их законных представителей осуществлялась в суде. Они могли подать иск о взыскании компенсации морального вреда к редакции, главному редактору и автору заметки в СМИ».

По мнению Александра Ганзера, уровень защиты прав потерпевших является чрезмерным в связи с введением административной ответственности. Закон предусматривает установление «публичной защиты» конфиденциальности несовершеннолетних потерпевших. Если раньше судебное разбирательство в отношении СМИ инициировалось родителями детей, то теперь нарушения будут отслеживать госорганы.

Нововведение также ограничивает возможность републикации запрещенных сведений. Ответственность за нарушение теперь несет не только редакция, первой опубликовавшая информацию, но и те, кто ее продублировал. Это положение закона вызывает обеспокоенность медиаэкспертов. По словам юриста, норма является исключением из общего принципа републикации СМИ, согласно которому медиа освобождаются от ответственности за распространение информации, если она заимствована из других СМИ.

Для Петербурга  — неактуально

Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова заявила в комментарии Лениздат.Ру, что петербургских СМИ поправки касаются в меньшей степени: городские медиа и до введения административной ответственности не нарушали действующую норму.

Тем не менее, по словам Агапитовой, для российских масс-медиа законодательное нововведение очень актуально. «Мы сталкиваемся с ситуацией, когда в случае с детьми – жертвами сексуального насилия в прессе публикуются материалы с указанием фамилии, имени, отчества, чуть ли не района проживания пострадавшего, — отмечает Агапитова. — Журналисты начинают этим пользоваться, находят ребенка в социальных сетях и наносят ему еще больший психологический вред, пытаясь получить от пострадавшего информацию. Петербурга это касается в меньшей степени. Мы общались с главными редакторами крупных СМИ после волны самоубийств и говорили о том, что медиа не должны смаковать подробности произошедшего, опрашивать детей. Союз журналистов обещал выработать даже некий этический кодекс для таких случаев. Безусловно, какие-то нарушения со стороны желтых газет и ток-шоу бывают, но журналисты в основном доброжелательны к детям и сознательно стараются не нанести вред ребенку».

С тем, что для Петербурга закон неактуален, соглашаются и руководители городских СМИ. Генеральный директор «БалтИнфо» Елена Гусаренко сообщила, что на работу интернет-издания законодательные нововведения не повлияют. «Почти все требования, изложенные в поправках, соблюдались нами и раньше, принципиально ничего нового, — прокомментировала ситуацию она. — Я не считаю, что поправки к закону каким-либо существенным образом ограничат возможность журналиста. Получить разрешение у представителей ребенка не требует каких-то сверхусилий от работников СМИ».

Генеральный директор информационного департамента «Оперативное прикрытие» Кирилл Метелев отмечает, что вне зависимости от законодательных нововведений существуют этические нормы, которых редакция всегда придерживалась.

«У нас, в частности, на «Конкретно.Ру» размещается довольно много информации, связанной с преступлениями против несовершеннолетних. Мы никогда не указываем сведений, по которым можно четко определить, кто являлся пострадавшим, — утверждает Метелев. — Человеку дальше жить, это самое главное. В конце концов, есть масса законов, которые ограничивают распространение подобного рода информации. Никто не отменял закон о защите персональных данных. Для тех, кто раньше следовал этим правилам, новые поправки ни на что не повлияют. Те же, кто считал возможным в качестве повышения рейтинга или для привлечения дополнительного читателя упоминать имена, фамилии, пароли-явки – они должны серьезно задуматься».

Привет Советскому Союзу

Критически появление корректировок оценивает главный редактор «Фонтанка.Ру» Александр Горшков. По его мнению, законодательные инициативы – очередной акт цензуры в отношении СМИ.

«Я не в восторге от разного рода законодательных инициатив нашей власти последних нескольких месяцев, касающихся СМИ, — обозначает свою позицию Горшков. — Я убежден, что все они ни в коей мере не служат развитию добросовестных и добропорядочных СМИ, а напротив, создают угрозу их существованию. Законодательные нормы очень размыты и могут стать очередной дубиной, которой можно будет ударить по СМИ. Мы обсуждали с нашим юристом вступление в силу этих поправок. Мы и раньше никогда не раскрывали информацию о несовершеннолетних жертвах преступлений, когда речь шла о сексуальном насилии. Мы и раньше не давали фотографий детей, потому что это было запрещено законом. Этих запретов было более чем достаточно».

По словам Горшкова, теперь любое косвенное упоминание пострадавшего ребенка может быть трактовано надзирающими органами как нарушение и повлечет гигантские штрафы. «Теперь, когда речь пойдет о детях, нам придется лишний раз согласовывать информацию с юридической службой, чтобы не оказаться нарушителями», — сообщил Горшков.

Корреспондент информационного агентства Regnum Галина Артеменко, один из ведущих журналистов города в социальной тематике, обращает внимание на то, что корректировки могут  не только осложнить работу корреспондента, но и в определенной степени «обессмыслить» ее.

«Нормальные СМИ и так соблюдают нормы журналисткой этики. Очевидно, что в доме повешенного нельзя говорить о веревке. Нужно относиться уважительно к чувствам ребенка и родственников. Это нормально, этично и профессионально».

Однако принятие поправок может привести к тому, что информация о преступлениях против несовершеннолетних вообще перестанет публиковаться. И общество вновь станет ловить слухи об ужасающих преступлениях, как это было Советском Союзе, вместо того чтобы получать достоверную информацию из СМИ.

«Например, появляется информация о том, что ребенок совершил попытку самоубийства, выбросившись из окна школы. В чем ценность информации, если СМИ укажет, что ребенок выбросился из окна в одной из петербургских школ? – задается вопросом Артеменко. — Зачем мы ее вообще будем давать?» Из такой публикации аудитория не сможет не только получить исчерпывающую информацию о произошедшем, но сделать выводы о причинах трагедии, увидеть тенденцию за конкретным случаем.

По мнению Артеменко, теперь работа СМИ, которые пытаются дотошно разобраться в конкретном инциденте, найти виновных, обнаружить причины произошедшего, может быть существенно затруднена. «Поправки делают наше общество еще более закрытым, — резюмирует она. —  Общество будет питаться только слухами».

Источник: http://www.lenizdat.ru/a0/ru/pm1/c-1111252-0.html#1

 

Похожие записи: