В соответствии с решением Президиума Совета от 26 декабря с.г. член Президиума, д.ю.н., профессор И.Г.Шаблинский провел экспертный анализ Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (в части внесудебной блокировки сайтов в сети Интернет). Указанный закон был принят обеими палатами Федерального Собрания Российской Федерации и представлен на подпись Президенту Российской Федерации В.В.Путину. Экспертное заключение опубликовано в материалах Постоянной комиссии по свободе информации и защите прав журналистов.

Особое мнение Игоря Борисова:

Особое мнение по предложению Совета при Президенте Российской Федерации по заключению на проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»

В порядке ст. 24 Регламента Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека

В целом, соглашаясь с позицией коллег по Совету о необходимости обеспечения максимальной свободы слова и права на распространение информации, тем не менее, считаю недопустимым в современном обществе, самые худшие черты которого зачастую проявляются именно в Интернете – в относительно свободной от правового регулирования зоне общественных интересов, абсолютизировать эти права, позволяющие в определенных случаях злоупотреблять ими и тем самым нарушать другие неотчуждаемые права и законные интересы наших граждан, включая право на жизнь, здоровье, личную безопасность.

В связи с изложенным считаю необходимым выразить некоторые суждения по заключению Совета на проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

  1. Законопроект наделяет ограниченное количество должностных лиц полномочиями по ограничению допуска к запрещенной информации — Генеральный прокурор РФ и его заместители (и на практике только те, в чью компетенцию входит указанная сфера правоотношений). Это исключит злоупотребление должностными полномочиями, т.к. деятельность указанных лиц публична, а ответственность — персонализирована. Также можно предположить, что случаи, в которых необходимо будет применить меры прокурорского реагирования на уровне руководства прокуратуры будут единичными и гласными и не пройдут мимо внимания общественности. Согласно ч. ст. 1 Федерального закона № 2201-1«О прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992г. прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Следует также учесть, что информация, которая указывается законодателем имеет не общий, а особый характер, а именно – «призыв к массовым беспорядкам, призыв к экстремистской деятельности и т.д.», и требует оперативных мер реагирования по ограничению данной информации в связи с ее общественной опасностью и обеспечению прав и законных интересов других лиц. Ограничение доступа к запрещенной информации только в судебном порядке не в полной мере отвечает оперативности данной процедуры в связи с большими процессуальными сроками. В рамках вносимых законодательных изменений можно было бы рассмотреть вопрос о сокращенной процедуре судебного обжалования акта прокурорского реагирования, но вернуться к этому вопросу после наработки правоприменительной практики.

2. Согласен со вторым пунктом заключения Совета о том, что действующее законодательство не предусматривает четкое определение понятия «массовое публичное мероприятие», что может в последующем повлечь его самостоятельное толкование, в том излишне широкое. Необходимо введения законодательного термина «массовое публичное мероприятие» и установление конкретного срока для исполнения решения об ограничении доступа к запрещенной информации.

3. Согласен с пунктом 3 заключения Совета о том, что в законопроекте содержится противоречие с Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». Поэтому следует уточнить понятие «призывы к осуществлению экстремистской деятельности» в законопроекте и рассматривать данное понятие только совместно с понятием «призыв к массовым беспорядкам и массовым публичным мероприятиям». Или же исключить данное понятие из проекта федерального закона.

4. Не могу согласиться с пунктами 4 и 5 заключения Совета. В проекте закона говорится не только о блокировании доступа к сайту, а о том, что первоочередная задача при противодействии незаконной деятельности заключается в ограничении доступа к информации, которая содержится на конкретном интернет-сайте, что по смыслу законопроекта не ограничивает доступ к самому интернет ресурсу и не должно нарушать права граждан — добросовестных пользователей. Однако реализация положений законопроекта требует формирования соответствующей практики, в т.ч. на основе подзаконных актов, которые должны будут обеспечить конституционные права граждан на информацию в полном объеме, за исключением изъятий, предусмотренных законопроектом.

Источник: http://www.president-sovet.ru/news/5340/

Похожие записи: