Согласно авторитетному изданию Словаря русского языка под редакцией А.П. Евгеньевой, слух как явление в виде распространения информации не всегда несёт отрицательную оценку. Это может быть и вполне достоверное известие, заслуженная слава или молва. Вспомните строки знаменитого стихотворения Александра Сергеевича Пушкина: «Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой».

В обыденном языке под слухами обычно понимаются сведения, которые распространяются по неофициальным каналам информации, от человека к человеку, от одной социальной группы к другой. Не всегда такие слухи являются недостоверными, зачастую они впоследствии подтверждаются, чему есть немало примеров. Нормами морали сами слухи и их распространение, как правило, осуждаются. Руководители различных уровней знают, какую опасность представляет работник, который разносит всевозможные слухи и сплетни. Слаженной работы в таком трудовом коллективе добиться будет сложно. Поэтому от них стараются избавиться при любом удобном случае.

При всей отрицательной оценке распространителей слухов нормами морали непросто ответить на вопрос: необходимо ли их привлекать к уголовной ответственности да ещё с санкцией до 12 лет лишения свободы. К сожалению, в моём распоряжении нет самого законопроекта, а без него давать однозначный и безапелляционный ответ – это всё равно, что запускать в общественное информационное пространство Казахстана ещё один слух. Однако отдельные позиции, которые, на наш взгляд, следует учитывать при решении вопроса о криминализации распространения слухов, необходимо обозначить.

Первое. Распространение недостоверных сведений, по сути своей слухов, уже криминализировано в действующем Уголовном кодексе Казахстана (УК). Имеются такие статьи и в проекте нового УК. К примеру, клевета (ст. 129, 343 УК РК), пропаганда терроризма или экстремизма (ст. 233-1 УК РК. Надеюсь, никто не будет думать, что при такой пропаганде сообщаются истинные достоинства терроризма и экстремизма), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 242 УК РК), заведомо ложный донос (ст. 351 УК РК), заведомо ложные показания (ст. 352 УК РК) и другие. Кроме того, нередко распространение слухов входит в объективную сторону и иных преступлений, и лица, распространяющие такие слухи, могут быть привлечены к уголовной ответственности через институт соучастия. К примеру, состав преступления в виде рейдерства может охватить различные действия соучастников, в том числе и распространение заведомо ложных сведений о захватываемом предприятии, его финансовом положении и так далее. Дело в том, что такие совместные преступные действия трудно доказуемы, поэтому возникает желание законодателя пойти лёгким путём – привлекать распространителей слухов, в том числе журналистов, по факту их – слухов – обнародования.

Дальнейшая криминализация распространения слухов, в том числе если лицо добросовестно заблуждается в достоверности распространяемых сведений, представляется едва ли оправданной, поскольку эти деяния не обладают необходимой степенью общественной опасности. Это может привести к широкому и необоснованному применению уголовной репрессии. Перед Казахстаном стоит задача сокращения доли осуждённых в местах лишения свободы: по этому показателю республика стоит на 38 месте в мире. Поставлена задача – выйти за пределы 50 стран, лидирующих по показателю тюремного населения. При криминализации данного деяния да ещё с установлением 12-летнего срока лишения свободы едва ли это возможно будет сделать.

Второе. Одним из видов слухов являются прогнозы. Нередко их подготовка входит в служебные обязанности, нередко прогнозы дают эксперты по собственной инициативе. В сфере квалифицированного прогнозирования разрабатывается три вида прогнозов: оптимистический, пессимистический и нейтральный. Один из них подтверждается, два остальных приобретают качество слухов. Как поступать в данном случае, если будет введена уголовная ответственность и если на основании пессимистического прогноза, например, экономического развития, произошёл отток капитала из страны? В этом случае авторов прогноза обычно поощряют, поскольку на основании пессимистического прогноза были предприняты дополнительные меры, которые не позволили ему сбыться. Тем самым было предотвращено наступление более тяжких экономических последствий. Убережёт ли это авторов прогнозов от привлечения к уголовной ответственности, особенно, если прогноз был опубликован?

Третье. Взаимодействовать государству со СМИ с помощью уголовного закона, как показывает практика, дело бесперспективное. Это действовать по известной поговорке о стрижке борова: «Шерсти мало, а визгу много». Для повышения качества публикуемых материалов, их достоверности у государства имеются административные, гражданско-правовые механизмы. Их необходимо в первую очередь совершенствовать и главное – применять. Обеспечить более ответственное отношение журналистов к достоверности и качеству подаваемой информации можно будет, применяя ответственность в виде возмещения причинённого ущерба, отзыва лицензии и тому подобном.

Источник: http://www.megapolis.kz/art/Shersti_malo_a_vizgu_mnogo

Похожие записи: