То, что в России есть проблемы со свободой слова, – общеизвестно: федеральные каналы про митинги оппозиции тенденциозно рассказывают и «ОккупайАбай» не так освещают. В США тоже есть несогласные – они уже год, как пытаются «захватить Уолл-стрит».

Насколько непредвзято сообщает об американской внесистемной оппозиции американская пресса? — об этом мы попросили рассказать американских студентов, проходящих обучение на факультете свободных искусств и наук СПбГУ.

Ни слова о свободе слова

Провозглашенные «страной свободы и процветания», США легко избегают критики, касающейся свободы слова, со стороны как международной, так и собственной общественности. Обычно при этом ссылаются на Первую поправку к Конституции США, гласящую, что «Конгресс не должен издавать ни одного закона, ограничивающего свободу слова или прессы». Из этого  делается вывод, что все американцы могут говорить, что они хотят, про кого угодно, на опасаясь наказания. То есть никаких проблем со свободой слова в США нет.

Что ж. По сравнению со странами, где государство открыто подавляет прессу, США – и вправду маяк свободы слова. Но и этот «светильник» в США нуждается в постоянной чистке – потому  что лампы маяка свободы изрядно закоптились.

Легальной цензуры в США нет. Но есть фактор денег – коварная форма цензуры, которая весьма эффективно лишает голоса тех, кто не в состоянии профинансировать свои слова.

Дэвид Карр на страницах The New York Times (одна из немногих газет, в которой регулярно появляется критика истеблишмента, по роли в США ее можно – очень условно — сравнить с «Новой газетой» в России) называет мотив выгоды самым актуальным врагом свободы слова. Карр, анализируя медиаиндустрию на примере компании Gannett Company (издает общенациональную газету USA Today и еще несколько десятков газет), показывает, насколько зацикленными на финансовых мотивах стали американские СМИ. И это касается не только компании Gannett. Медиамагнат Руперт Мердок открыто признал, что был заинтересованным во вторжении в Ирак ради нефти, и использовал свою медиаимперию NewsCorp для поддержки войны.

Отсутствие сегодня в медийном пространстве США серьезной критики «большой американской политики»  не является следствием того, что во взаимоотношениях власти и общества нет никаких проблем. Оно лишь служит показателем того, что американские СМИ отрицают общественное обсуждение как таковое.

Как минимум на протяжении десятилетия общественное мнение тушилось, как в плотно закрытой кастрюле, придавленное пренебрежением СМИ к тем жалобам, которые раздавались со стороны американского общества. Так продолжалось до тех пор, пока все это не достигло точки кипения и люди не решили попытаться взять ситуацию в свои руки, создав новый общественный форум при помощи Occupy movement  («Захватного движения»).

Однако «мейнстримные» СМИ отказываются полноценно освещать и анализировать все то, что «не мейнстрим». В частности – акции Occupy movement. Как показали майские 2012 года протесты, СМИ готовы писать о чем угодно, кроме истинных целей митингов: об актах насилия со стороны протестующих, о фактах разрушения ими чужой собственности и т.д. Или — мой любимый заголовок из Associated Press, который то и дело всплывает на различных новостных порталах: «Майские протесты демонстрируют слабость движения иммигрантов» —  во-первых, это не имеет никакого отношения к теме события, а во-вторых, унижает движение иммигрантов.

В то же время нельзя сказать, что журналистам в США сегодня легко непредвзято освещать эти протесты, когда буквально все – начиная от их собственных боссов и кончая полицией – мешают им в этом. Я уже не говорю о том, что над журналистами висит угроза потерять работу – не так давно Gannett Company, например, уволила 20 000 сотрудников.

Слабость американских СМИ проявляется сегодня в том, что они во многих случаях отказываются освещать истории, связанные с неправильными действиями полиции. Так на сайте движения Occupy был опубликован материал активиста Дэвида Граебера  «Новая стратегия полиции в Нью-Йорке — сексуальное насилие против мирных демонстрантов», рассказывающий историю двух женщин, которых офицеры Полицейского департамента Нью-Йорка (NYPD) жестоко атаковали во время акции протеста. Активистка Сесили Макмиллан рассказала, в частности, как после ареста во время акции 17 марта 2012 года офицеры поставили ей синяк на верхней части правой груди — в итоге на ней остался отпечаток руки полицейского.

Лиза Сабатер, еще одна Occupy-активистка, сделала запись в Твиттере: «Я хочу засвидетельствовать, что офицер полиции Нью-Йорка тоже намеренно ударил меня в грудь. Это произошло 17 декабря».

На одной из фотографий на сайте Flickr от 17 сентября ясно изображены двое офицеров, схватившие женщину за обе груди.

Но вот что обнаружил Граебер, когда попытался привлечь к этому инциденту внимание прессы: «Моим первым желанием было позвонить сочувствующему репортеру из New York Times. Он сказал, что посмотрит, сможет ли он сделать из этой истории статью. Видимо, его редакторы сказали ему, что это не новость…» Что ж. Как видно, и у The New York Times есть негласные границы для свободы слова.

Все это говорит о том, что сегодня пресса в США перестала быть полностью свободной. Власти расправляются с правами, гарантированными Первой поправкой (Пятая поправка к Конституции США гласит, что лицо, обвиняемое в совершении преступления, имеет право на надлежащее судебное разбирательство, не должно за одно и то же правонарушение подвергаться наказанию дважды и не должно принуждаться свидетельствовать против себя, а также что государство не имеет права изымать частную собственность без справедливого вознаграждения). Кстати, с сентября 2011-го по февраль 2012 года, согласно данным директора организации «Свободная пресса» Джеффа Стирнса, полиция во время проведения Occupy-акций арестовала 76 журналистов, освещавших их ход.

Департамент внутренней безопасности США (Department of Homeland Security), созданный после терактов 11.09.2001 для борьбы с терроризмом, «санкционированно» нарушает Пятую поправку, регулярно задерживая журналистов. Известный режиссер Лаура Пойтрас (автор фильмов  о ситуации в Ираке после американского вторжения, о Йемене и Гуантанамо и о судьбе двух экс-сообщников Усамы бен Ладена) рассказала, что пограничный контроль более 40 раз задерживал ее без предъявления обвинений. А ее ноутбук, мобильный телефон и личные вещи неоднократно подвергались «изучению».

В итоге большая часть того, что публикуется в американских СМИ об Occupy-движении, — оказывается направленной против протестного движения.

12 мая в  Los Angeles Times была, например, опубликована статья Кейт Линтикум: «Счет налогоплательщиков за Occupy L.A. возрастает до $ 4,7 млн». Уже заголовок статьи отделяет «налогоплательщиков» от «протестующих», как будто бы это не одни и те же люди!

Попытки «мейнстримной» прессы настроить общественность против протестующих не ограничиваются лишь словесным жонглированием. Так, 1 мая Кевин Фримен, корреспондент телеканала Fox8 (Кливленд, Огайо), в одном из выпусков новостей сообщил о том, что пятеро мужчин из Occupy-Кливленд арестованы по обвинению в терроризме, конкретно – в подготовке взрыва. Из этого сюжета, правда, выяснялось, что: «К счастью, человек, который, как думали мужчины, помогал им, на самом деле тайно работал на ФБР. Все пятеро были арестованы и помещены за решетку».

В этой истории беспокойство вызывает не столько потенциальная угроза теракта, сколько то, что журналист Фримен, вместо того чтобы заняться расследованием вопроса о полицейской провокации (такая тактика захвата мусульманских «террористов» внутри страны получила широкое распространение после 11 сентября 2001 года), — похвалил ФБР за его усилия!

Использованные в программе Fox8 цитаты представляют собой комментарии представителей власти и случайных людей, а единственный голос активистов Occupy movement принадлежит Трейвону Мартину – 17-летнему афроамериканцу, который был убит сотрудниками службы безопасности еще в феврале и поэтому, разумеется, ничего относительно более поздних событий, связанных с подготовкой теракта, сказать уже не мог.

В целом низкое качество этого телерепортажа раскрывает более глубокую проблему американских СМИ: установку на то, что аудитория настолько глупа, что проглотит любое высказывание, не подкрепленное настоящим журналистским расследованием.

Как результат — свобода слова сегодня находит убежище в блогосфере.                          

Бетти РОТСТЕЙН, Олбани, Нью-Йорк

Источник: http://www.online812.ru/2012/06/08/013/

Похожие записи: