Согласно исследованию Reporters Without Borders, Россия находится на 148 месте в рейтинге свободы прессы, и нашумевший закон об экстремизме имеет все шансы спустить нашу страну еще ниже. Лениздат.Ру решил выяснить, как обстоят дела с проблемой экстремизма в прессе других стран и как этот пункт закона влияет на свободу слова за рубежом.

«Неопределенный», «расплывчатый», «безумно плохой». По сообщениям NewsRu.com, это лишь немногие эпитеты, которыми характеризуют нашумевший закон об экстремизме в прессе. Многие журналисты  считают нововведения попыткой закручивания цензурных гаек, и этому есть все основания: история сайта Грани.ру и ряда других ресурсов это подтвердила.

Экстремизм как предлог

Пресса Казахстана, например, занимает 161 строчку рейтинга по версии Reporters Without Borders. Экстремизму в национальном законе о СМИ, представленном на сайте, посвящен целый раздел (который до боли напоминает соответствующий пункт в нашем законодательстве).  В нем говорится, что пропаганда и оправдание экстремизма и терроризма в прессе Казахстана не допускается под угрозой прекращения выпуска СМИ и отзыва лицензии.

Этот пункт закона стал яблоком раздора между прессой и правительством Казахстана, ведь известно немало случаев, когда данный пункт закона применялся исключительно в интересах власти, а не общества в целом.

Два года назад полиция открыла огонь по мирным демонстрантам в городе Жанаозен, в итоге 15 человек погибли и более 100 были ранены. В связи с критическими публикациями о данном инциденте под угрозой закрытия оказалось множество печатных изданий, интернет-сайтов, а также несколько телеканалов. СМИ обвинили в пропаганде экстремистской деятельности против государства.  Независимая экспертиза, проведенная при содействии ООН и ОБСЕ показала, что обвинения беспочвенны, однако прокуратура Алматы иски отзывать отказалась.

Чуть позже независимый телеканал «АРТ» был обвинен в пропаганде экстремизма за два сообщения специфического содержания, появившиеся в смс-чате телеканала. Шутников нашли и наказали штрафом, а вот сам телеканал вынужден был прекратить вещание.

«Феномен» подобного использования буквы закона в Казахстане неоднократно исследовался различными международными объединениями. «InternationalMediaSupport» в исследовании экстремизма и терроризма СМИ в Центральной Азии описала ситуацию в Казахстане так: в стране нет систематического освещения экстремистской деятельности в СМИ. Но если подобное все-таки происходит, журналисты предпочитают пользоваться официальными источниками информации. Материалы либерального или критического характера на тему экстремизма публиковать проблематично: пресса находится под постоянным давлением со стороны правительства. Это подтверждают и сами местные СМИ: портал Meta.kz сообщает, что с 2010 года правительство ведет активную борьбу с интернет-сайтами, которые так или иначе отражают позицию, отличную от провластной.

«Электронная свобода» Казахстана также находится под строжайшим контролем. Причем International Media Support в своем докладе об экстремизме в Центральной Азии отмечает, что казахстанский Интернет считается основной платформой для политических дебатов, где каждый может высказать свое мнение по отношению к правительству.

 

экстремизм2.jpg  

Экстремизм как форма свободной мысли

Стоит отметить, что чем выше страна в рейтинге свободы прессы, тем лояльнее законодательство этих стран по отношению к СМИ. В США с данной проблемой дело обстоит куда лучше.  Не сказать, чтобы вопрос экстремизма в стране не стоит вообще (иначе Штаты бы занимали не 46, а 1 место в рейтинге). Но, по крайней мере – не ребром.

По данным государственной статистики, около половины населения страны считают СМИ Штатов «чересчур свободными». Действительно, американское законодательство предоставляет прессе обширный спектр прав и свобод и предусматривает широкие меры по защите прав СМИ.

Законодательство о СМИ в США сводится к Первой Поправке к Конституции и «Законе о свободе слова и прессы», а рассмотрение каждой конкретной ситуации Высшим Арбитражным Судом США происходит на основе судебных прецедентов.

Самым популярным по части экстремистской тематики среди них считается случай, произошедшийаж в 1734 году, когда «New York Weekly» обвинили в «распространении клеветнических измышлений в подрывных целях». Газету оправдали на основе утверждения, что никто не может быть осужден за критику правительства, тем более, если критика конструктивная.

Вообще все законодательство США о СМИ по части экстремизма зиждется на простой формуле: насилие как форма мысли не равняется прямой угрозе насилия или призыву к нему. Так что Первая Поправка, по крайней мере теоретически (помним про 46 место), защищает оправдания применения силы, нарушения закона и даже абстрактные призывы к экстремистской деятельности. Однако существует и оговорка: если они не содержат в себе непосредственной угрозы противоправных насильственных действий.

Конституция вправе запретить терроризм и экстремизм (что, безусловно, правильно) но запретить думать она не может. Потому законодательство США и правительство в целом вменяют автору в обязанность отдавать себе отчет о последствиях своих слов.

 

сша.jpg 

Экстремизм как следствие

Тройку лидеров в рейтинге занимают Финляндия (первое место), Нидерланды (второе) и Норвегия (почетное третье). Закон о СМИ как таковой в этих странах отсутствует. Пресса регулируется посредством Гражданского и Уголовного права, а основным ограничителем деятельности СМИ в этих странах являются права и свободы отдельной личности. Императивные нормы права этих стран направлены на защиту основных человеческих ценностей и от экстремистской угрозы в том числе: защита чести и достоинства, религиозных чувств, а также запрещение разжигания расовой ненависти.

Впрочем, и здесь не без инцидентов. Например, в Дании, чьи СМИ входят в десятку самых свободных в мире (и занимают седьмое место в рейтинге), произошел скандал с карикатурами на пророка Мухаммеда в «Jullands Posten», когда на головы датских журналистов посыпались обвинения в экстремизме и неуважительном отношении к чужой религии. Датское правительство только руками развело: государство не могло нарушить свой же закон о свободе прессы. Официальный Копенгаген в публикации карикатуры преступного умысла не усмотрел. Так что Дании пришлось смириться с торговыми санкциями и бойкотом со стороны большинства исламских государств, что повлекло за собой немалые убытки для государственного бюджета.  Более серьезных случаев, связанных с экстремизмом ни в финляндской, ни в датской прессе за последнее время не зарегистрировано.

Действительно, все достаточно наглядно: чем дальше в лес, тем злее волки. Чем больше законов, оговорок и ограничений – тем дальше государственная пресса отстоит от заветной «свободы печати». В докладе об исследовании экстремизма в Центральной Азии International Media Support выдвинуло теорию о том, что экстремизм, в том числе и в прессе, развивается в отсутствие демократии, свободы слова и демонстрации, критики в СМИ, возможности выразить свое мнение. Впрочем, возможно, дело не в боязни категории «свободы», а в боязни «вседозволенности». Что тоже не исключено.

Дарья Чапко

Источник: http://lenizdat.ru/articles/1121934/

 

Похожие записи: