Казахстанские журналисты становятся одними из самых опасных преступников. И хотя в убийствах они не обвиняются, в воровстве государственных денег замечены не были, наше правосудие относится к представителям СМИ, как к закоренелым рецидивистам. Видимо, фраза «словом можно убить» воспринимается прокуратурой и судом слишком буквально.

На днях полиция Астаны предъявила обвинения по двум уголовным делам редактору сайта www.insiderman.kz Валерию Сурганову. Журналист, который критиковал судью за нарушение законодательных и морально-этических норм при ведении процесса, обвиняется в клевете, воспрепятствовании осуществления правосудия и участии в организованной преступной группировке. Сурганову грозят 4 года тюрьмы.

Уголовное дело по статье «клевета» заведено на актюбинскую журналистку Наталью Садыкову. Одновременно ей предъявлен гражданский иск на 10 млн тенге. Недавно Садыкова была вынуждена покинуть Казахстан, поскольку уже вынесено постановление об ее аресте. На родине ей грозит срок до 3 лет и огромный штраф.

На прошлой неделе был наложен запрет на выход газеты «Ассанди-Таймс», причем суд прошел тайно: ни редактор, ни издатель не знали о предстоящем разбирательстве. В редакцию явились судебные исполнители и просто изъяли подшивки газет и нераспроданный тираж.

В разряд «неправильных» СМИ записали и газету «Мегаполис». Издание должно выплатить почти 16 млн тенге в качестве возмещения морального вреда по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации столичного адвоката. Поводом для смертельной обиды послужили фразы, содержащие мнения (не факты!) об общественно значимых событиях.

Непонятно, чем руководствовалась судья при вынесении решения, но точно не принципами пропорциональности и соразмерности. Ей стоило бы знать, что, например, родителям детей, зараженных ВИЧ в Шымкенте, государство выплатило всего по 1,5 млн тенге. И это далеко не единичный пример, когда казахстанские суды оценивают особо тяжкие преступления в гораздо меньшие суммы, чем задетое человеческое достоинство.

На вопрос, почему журналисты несут столь суровые наказания, ответ есть. Главный аргумент – события в Украине. Мы не можем допустить подобной ситуации, а поэтому будем закручивать гайки до предела и переходить все разумные границы. Перекроем кислород «оппозиционной» прессе (в кавычках – потому что ее практически не осталось в Казахстане) и заодно задушим остатки свободы слова. На всякий случай. Чтобы у неблагонадежных журналистов и в мыслях не было критиковать политику страны. И закроем глаза на то, что право на свободу слова гарантировано конституцией.

Все, что происходит, – это сильнейший фактор страха. Ведь журналисты – часто совсем не герои, а обычные люди, у которых есть близкие и родные. И глядя, как запросто можно оказаться в тюрьме за материал в прессе, журналист сто раз подумает, прежде чем этот материал создавать.

Пора бы вспомнить, что запреты и репрессии никогда не приводили к общественному спокойствию и благополучию, а напротив — стимулировали протестные настроения и негативное отношение к власти. Так что, может, стоит подумать, прежде чем забивать очередной гвоздь в крышку гроба казахстанской журналистики?

Источник: http://www.ng.kz/modules/news/article.php?storyid=14777#.U04osPl_tqX

Похожие записи: