Круглый стол, организованный порталом Zakon.kz затронул не просто проблемы, а именно в сфере коллективного управления. Как отметил модератор круглого стола Дмитрий Братусь, страсти по этой актуальнейшей теме, судя по публикациям в СМИ, постепенно нагнетаются, и предложил разобраться в причинах.
Дмитрий Братусь отметил противоречивость международных тенденций: «С одной стороны, мы наблюдаем явное желание ВТО ограничить свободу использования объектов (прим.- аудиовизуальные призведения). С другой стороны, иная динамика «раскручивается» в рамках Европейского Союза: пользователям соцсетей предоставляется больше возможностей, вводятся мультитерриториальные лицензии для интернета, появляются так называемые сиротские произведения, в европейских судах все увереннее отстаивается право на свободный доступ к культурным ценностям и так далее. Куда двигаться Казахстану: по линии ВТО или по линии ЕС? Свой «особый» путь не может быть вырван из международного контекста».
Президент Частного учреждения «Некоммерческая организация по защите авторских и смежных прав «Аманат» Любовь Балмагамбетова отметила, что наше законодательство предусматривает возможность использовать произведения без согласия правообладателя, но с уплатой вознаграждения через организации по коллективному управлению (ОКУ). По ее мнению, для полноценной защиты интеллектуальных прав, необходимо расширить полномочия ОКУ. Г-жа Балмагамбетова обозначила еще одну проблему: во всех конвенциях об избежании двойного налогообложения казахстанские исполнители отнесены к спортсменам, понятия смежного права здесь вообще нет.
Дмитрий Братусь привел пример из законопроектной практики нашего Парламента и Правительства. В скором будущем предполагается запретить ввоз в Казахстан воспроизводящего оборудования и носителей до того момента, пока импортер не предъявит таможенному органу договор об уплате вознаграждения, заключенный с ОКУ. Это благо или зло? Любовь Балмагамбетова считает это благом. Норма об уплате вознаграждения за импорт техники и носителей давно прописана в нашем законе, но не работает. Дмитрий Братусь выразил опасение: Казахстан не производит такие технологические средства, поэтому либо окажется в вакууме, либо, как обычно, поставщики переложат свои проблемы на потребителей, цены опять вырастут, чистый доход уйдет импортеру.
Другая ненормальная ситуация, со слов г-на Братуся, в холле, номерах гостиницы имеются телевизоры – они легально введены в оборот, законно приобретены. И вдруг такому «пользователю» предлагают уплатить авторское вознаграждение за сам факт обладания техникой. Предприятия сферы услуг пытаются возражать: вознаграждение уже оплачено телевизионной компанией, кабельным оператором. Телевизор используется собственником и его клиентами по прямому назначению. Плата за просмотр телевизионных программ отдельно не взимается. Если, предположим, телевизор будет убран, на стоимости проживания это не отразится. Конституция гарантирует право на свободное получение информации. Эта позиция вызвала шквал возражений участников дискуссии.
Любовь Балмагамбетова: «Ретрансляция – особый способ использования. Если телекомпания соглашается уплачивать вознаграждение за ретрансляцию, и это прямо закреплено в договоре между ней и ретранслирующей организацией, то никаких претензий к кабельному оператору быть не может».
Зав. кафедрой гражданского права и директор Института гражданско-правовых исследований КазГЮУ Толеш Каудыров дополнил: «Кабельные операторы сравнивают себя с почтальонами, которые при доставке корреспонденции ничего не отчисляют авторам. Такое сравнение попросту нелогично. Скажите мне, что конкретно использует почтальон? Он даже не догадывается о содержимом отправления. И потом давайте не будем путать право на вещь с правом на использование произведения. Сообщение в эфир – это один способ использования, ретрансляция сигнала – другой, публичный показ – третий и так далее. За каждый способ использования должно быть уплачено вознаграждение. Это закон».
Любовь Балмагамбетова: «Гостиницы обязаны платить за публичное распространение. Здесь нет никакой двойной или тройной оплаты за одно и то же, Каждый осуществляет свое право и платит за это авторское вознаграждение». К этому мнению присоединился генеральный директор республиканского общественного объединения «Авторское Общество «Абырой» Бауржан Айдарбеков: «Абсолютно согласен с Любовь Юрьевной. В законе ясно написано, авторское вознаграждение должно применяться за каждый вид использования. Если кабельный оператор сообщает по кабелю, он оплачивает за свой вид использования. Если гостиница через телевизор публично исполняет, то платит за публичное исполнение. Думаю, здесь все логично».
— Здесь блок вопросов, — заметил Дмитрий Братусь. — Кого признавать пользователем – гостиницу или определенного телезрителя? Говорил и продолжаю утверждать, организация использования и само использование – разные вещи. К сожалению, наш закон эти понятия объединяет. Заметьте, плата должна взиматься не за включение телевизора и не за просмотр всех телепередач, а за использование очень ограниченного перечня объектов интеллектуальных прав. Казахстанские общества по коллективному управлению, в частности, уполномочены работать только по фонограммам, плата же ими взимается как бы за все телепередачи. Кто учитывает, какое время, и каким образом телевизор функционирует в холле, в номере? Получается банальный вывод: проще всего вообще не применять данную технику. Сейчас многие администраторы гостиниц так и делают. Есть телевизор, но он не функционирует. Возмутительны провокации со стороны некоторых ОКУ – приходят с проверкой, маскируются под рядовых посетителей, просят включить ту или иную программу, поставить ту или иную мелодию, фиксируют факт «неправомерного использования», который затем предъявляют в качестве доказательства. Как говорится, не мытьем, так катаньем. Пользователь становится виноват по определению. Не потому, что использует произведение (он его не использует, его спровоцировали на это при фиксации «доказательств»), а потому, что он – гостиница, бар, ресторан, кафе и так далее. Вам ли этого не знать, уважаемые руководители авторских обществ?
Внес свою лепту в разгоревшуюся дискуссию и Генеральный директор компании «ЮрИнфо» Игорь Лоскутов. Сначала он обратил внимание на большую условность телевизора при наличии в гостинице Wi-Fi. Потом подметил:
— Пользователи нашего юридического форума тоже часто спрашивают, а где пределы тех случаев, когда авторские общества имеют право требовать плату за использование авторских прав в той или иной форме? К примеру, в салоне бытовой техники, в магазине стоят телевизоры, показывают телепередачи. Они должны платить? Водитель в общественном транспорте включил музыку, должен ли его хозяин платить за эту музыку? Человек в офисе включил радио, сотрудники слушают. Должна ли компания платить за это? Я в окно выставил радиоприемник, весь дом слушает эту музыку. Ко мне могут быть претензии? Есть ли здесь пределы, когда что-то можно использовать бесплатно?
Толеш Каудыров ответил, пределы свободного использования, без согласия автора и даже без уплаты вознаграждения, установлены законом об авторском праве. Обратите внимание на статьи 18-26. Но, повторяю, по общему правилу, если ваш случай не подпадает под установленные законом исключения, за каждый способ использования произведения уплачивается вознаграждение.
Юрист алматинского офиса международной юридической фирмы «Бейкер и Макензи» Нургуль Абдреевавысказала свое мнение:
— Если говорить о телевизоре, поставленном в холле гостиницы… Что такое практическое применение произведения, которое транслируется по телевизору? Это, к примеру, смотреть фильм или слушать песню и так далее. Но гостиница не смотрит телевизор и не слушает песню. Гостиница публично сообщает произведение. То есть действия гостиницы под практическое применение положений, составляющих произведение, не подпадают. Практически применяет тот человек, который сидит перед телевизором и смотрит фильм. Гостиница не человек. Действия гостиницы заключаются в публичном сообщении этого произведения, а не в его практическом применении. Поэтому я соглашусь со всеми предыдущими выступающими, что в данном случае гостиница должна платить. В случае с «Алма ТВ» речь шла о вознаграждении за сообщения по кабелю, а в случае гостиницы идет речь о вознаграждении за публичное сообщение этого произведения. Но действия гостиницы опять-таки нельзя рассматривать как действия по практическому применению положений произведения.
И все же, — спросил Игорь Лоскутов, — есть ли пределы случаев для взимания авторских вознаграждений или нет? Автопарк не слушает радиопередачи, музыку слушает конкретный водитель и это является как бы его конкурентным преимуществом – пассажирам нравится ездить в таком транспорте и они ездят. Или в офисе ставят музыку, и она благотворно влияет на сотрудников, они лучше работают. Или на ферме включили классическую музыку, буренки слушают, повышаются надои молока… Во всех подобных случаях есть некая предпринимательская выгода. Можно ли все это подвести под коммерческое использование? Есть ли для этого основания в законе, определение – коммерческое использование или некоммерческое использование?
На взгляд Дмитрия Братуся, произведение считается использованным, независимо от того, реализовано оно с целью извлечения дохода или без такой цели.
По мнению Любови Балмагамбетовой, ответ здесь простой. «В законе об авторском праве и смежных правах есть конкретное понятие «публичное исполнение» и в рамках этого понятия все, кто туда подпадает, должны платить. Здесь написано, что это «исполнение произведения посредством декламации, игры, танцем или каким-либо иным образом, в том числе с помощью технических средств в местах, где присутствуют или могут присутствовать лица, не являющиеся членами семьи», — подвела черту участница круглого стола.
Торгын Нурсеитова
Источник: http://www.internews.kz/newspage/17-03-2014/4975

Похожие записи: