Комитет Госдумы по информационной политике одобрил пакет «антитеррористических поправок» в закон об информации. Среди них – намерение приравнять к СМИ блоги, чья посещаемость превышает 3000 посетителей в сутки. Лениздат.Ру выяснил у популярных блогеров, что они думают об этой перспективе.

Инициатива приравнять блогеров к журналистам появилась в феврале этого года. Тогда многое в законопроекте было непонятно: пользователи каких интернет-платформ попадут под закон, получат ли блогеры те же права, что и сотрудники СМИ, кто и как будет контролировать посещаемость и публикации активных юзеров. Теперь уже известно, что под действие поправок попадают все блог-платформы, социальные сети и форумы, права журналистов блогерам никто не отдаст, а методику определения посещаемости Роскомнадзор толькоразрабатывает. Как ни странно, после уточнения этих моментов понятнее инициатива депутатов не стала. Тем более что обязанности, которые Госдума надеется возложить на блогеров, они выполняли и раньше, следуя Гражданскому кодексу РФ.

Руководитель компании LiveInternet Герман Клименко подтверждает, что у поправок много спорных моментов, однако под их действие подпадает только небольшое количество интернет-пользователей: «На самом деле блогеров, у которых более трех тысяч посещений в сутки, не так уж и много. Я думаю, что в ЖЖ их примерно тысяча. Во «ВКонтакте» и «Одноклассниках», поскольку они крупнее, наберется тысяч пять – шесть. Выходит, что речь идет о десяти – двадцати тысячах блогеров. Технически отслеживать это не так уж и сложно. Двенадцать тысяч блогеров, даже если они пишут по 5 постов в день, – это небольшой объем работы. Но я вообще не понимаю, зачем все это придумали. Можно же и блокировать, тем более что блогеры попадают под действие Гражданского кодекса».

«Чего чиновники хотят добиться, регистрируя в качестве СМИ блогеров с высокой посещаемостью, не совсем понятно. Вот чем отличается блогер-трехтысячник от блогера-двухтысячника? С этими поправками больше вопросов, чем ответов. У меня, допустим, один день в году посещаемость три тысячи, а в остальное время только сто. Я попадаю под этот закон? Наши власти любят принимать законы, к которым потом нужно принимать еще кучу подзаконных актов«, – говорит Клименко.

У журналиста и блогера Антона Коробкова-Землянского другая статистика по топовым блогерам, но, как и Клименко, он настроен скептически к поправкам «антитеррористического пакета»: «Важно помнить, что поправки еще не приняты. А ряд депутатов, например Роберт Шлегель, выступают против этих поправок, потому что считают их ненужными и неэффективными. Речь идет не просто о блогерах, а о пользователях с трехтысячной суточной аудиторией. У нас можно насчитать порядка ста тысяч блогеров с такой аудиторией: более тридцати тысяч в «Живом журнале», около десяти тысяч в «Твиттере», примерно 15 тысяч «ВКонтакте» и еще в «Фейсбуке» определенное количество. Самое смешное, что среди них есть и несовершеннолетние, которые по этому законодательству могут стать субъектами закона о СМИ или даже предвыборного законодательства».

«Все, что касается регулирования личной сферы, а ведь блог – это прежде всего личная площадка гражданина, связано с юридическими казусами. Логика любого закона должна быть строго уравновешена: если закон дает больше прав, чем обязанностей, возникает анархия. Если обязанностей слишком много, то это приводит к тому, что закон не выполняется. То есть граждане пытаются найти какие-то лазейки, чтобы обмануть закон. И если решили возлагать на блогеров такую же ответственность, что и на журналистов и редакции, значит, и права должны быть равны соответственно. В данном случае я вижу только обязанности, но не вижу прав. Есть статья в уголовном кодексе о воспрепятствовании деятельности журналиста. На блогеров это теперь тоже будет распространяться? Блогер теперь будет аккредитовываться в пул к парламенту, президенту? Столько много абсурдных ситуаций возникает из-за формулировки поправок. Скорее всего, этот закон просто не будет работать или будет применяться точечно«, – говорит блогер.

«А что касается регионов, законопроект даст возможность губернаторам, мэрам, местным чиновникам убирать всю критику в их адрес. Кто-то высказал недовольство – можно действовать по закону и наказать, заодно убрав недовольные голоса.В этом плане законопроект может быть очень опасен для политической системы. При этом нужно понимать, что депутаты действуют в рамках общественного заказа. Сейчас, когда на Украине тяжелая политическая ситуация, граждане высказывают недовольство тем, что многие, в том числе и либеральные, СМИ и отдельные интернет-деятели имеют «антироссийскую» риторику, публикуют «вбросы», по сути ведут пропаганду, причем делают это не всегда бесплатно, – считает Коробков-Землянский. – Естественно, некоторые граждане не хотят этого, они пытаются как-то надавить на депутатов, чтобы чиновники оградили их от подобного рода информации. Не нужно думать, что депутаты живут в вакууме. Они также пользуются интернетом и находятся в том же информационном поле, что и мы. Но я одним из первых попадаю под этот законопроект. И мне тоже придется предпринимать какие-то меры, потому что я никак не могу ограничить свою ответственность согласно этому закону, если он не даст мне никаких прав по защите меня как гражданина. В этом смысле я против поправок».

Блогер Рустем Агадамов в отличие от Коробкова-Землянского считает, что депутаты продвигали блогерские поправки из желания пропиариться: «Этот закон фактически регулирует административное и уголовное законодательство, хотя оно и сейчас действует. И все блогеры несут ответственность как граждане. Поэтому я считаю эту идею большой глупостью: этот закон работать не будет. Я знаю, что некоторые ведомства данным законопроектом тоже недовольны, потому что помимо прочих обязанностей они должны будут отслеживать все эти посещения и тому подобное. А это очень нудная и тягомотная работа с нулевым результатом. В этом законопроекте много пробелов. Как быть с блогерами, которые не имеют российского гражданства, но при этом пишут в том же «Живом журнале» на русском языке? Например, у украинских пользователей такая ситуация. Если у них тоже будет больше трех тысяч посещений, что с ними делать? Налоги блогеры и так платят. Тот, кто зарабатывает на рекламе деньги, – у всех, как и у меня, оформлено ИП, с которого и платятся налоги».

«Понятно, что это мера цензуры, желание надеть поводок на блогеров, ноэто делают люди, которые не понимают, как работает интернет, как он устроен. Вот у меня десять тысяч подписчиков в «Фейсбуке», еще девяносто тысяч в ЖЖ, тридцать пять тысяч – в «Твиттере». Это все у меня будет СМИ? Кто будет отслеживать посещения, непонятно. Это какая-то имитация законотворчества и очередной пиар депутата Деньгина, который уже много лет пытается что-то урегулировать в интернете. Как будто он пытается доказать, что он тоже работает, тоже причастен к общему процессу. А в итоге это все работать не будет или будет, но только в выборочном режиме. И если кого-то захотят закрыть, то его закроют не по формальному поводу, а по этому законопроекту. Ни меня, ни моих коллег в ЖЖ это не коснется: мы не выкладываем порнографию, личные данные или непроверенные сведения. Я в целом к поправкам спокойно отношусь, потому что невысокого мнения об умственных способностях наших депутатов. И при этом я понимаю, что это не столько их инициатива, сколько общая тенденция «закатать» все живое. Положительных сторон поправок я не вижу. Возможность аккредитации на мероприятия? Топовых блогеров зовут на мероприятия, практически у всех них есть пресс-карты. Никогда не было проблемы, чтобы блогер не попал куда-то. Я ездил в пуле президента и при этом я не был СМИ, не был журналистом, я был блогером», – напоминает Агадамов.

Блогер Николай Камнев подтверждает, что «антитеррористический проект» не дает и не даст прав интернет-пользователм: «Люди, которые очень хотели зарегулировать интернет, попытались это сделать законно, но в том виде, в котором сейчас находится пакет поправок, получается маразматическая ситуация. Выходит, что СМИ создать гораздо проще, чем стать блогером. Люди, которые эти поправки создавали, абсолютно не в курсе, как устроен web 2.0. Я поясню: если я заявляю, что мой блог ведет группа людей, то как поступать по этим поправкам? Как измерить количество подписчиков на «Фейсбуке»? Или там по количеству подписчиков будет определяться – популярный блог или нет? А вдруг, количество подписчиков большое, а просмотров немного? Получается, что депутаты не понимают ни юридическую, ни фактическую сторону. Это сплав рвения и скудоумия. Я являюсь блогером больше десяти лет и могу сказать, что и до этого соблюдал перечисленные депутатами требования. Толком ничего не поменяется. Подчеркну, что никаких прав работников СМИ блогерам не дают. У блогеров нет суток, как у СМИ, чтобы отреагировать на предупреждение Роскомнадзора. Блогер не получает права запрашивать информацию, получать ее в те же сроки, что и сотрудник СМИ. Да, блогер теперь получает возможность размещать рекламу. Но я еще пять лет назад мог разместить рекламу так, что никто не поймет, что это реклама. В общем, плюсов нет, а ущемление прав есть».

Софья Сидорова

Источник: http://lenizdat.ru/articles/1119893/

Похожие записи: