Жанр криминальных репортажей в нашей стране очень популярен, особенно в теленовостях.  Но, что можно делать журналистам при съемках, а что нельзя вовсе? 

Снимая на фото или видео, а так же делая аудиозаписи для дальнейших публикаций, необходимо спросить разрешения у человека. Даже если он в наручниках, даже если полицейские поворачивают его лицом к камерам.  Даже снимая в суде, вы должны получить разрешение на съемку и дальнейшую публикацию. Вы обязаны объяснить человеку- как вы будете размещать фото, видео и информацию, в каком виде и где.

Как вы относитесь к видеокадрам людей, которых задержали полицейские, доставили в участок?

Когда журналист сует задержанному микрофон и спрашивает : «А это вы убили?», это все равно, что выбивать из подозреваемого признательное показание.  Это мало что не корректно, это противозаконно. Человек находится в стрессовом состоянии, его привели в полицию. Помнит он, не помнит? Почему он должен это рассказывать? Ведь обычно это и не беседа, и не допрос, просто сотрудники полиции в погоне за лояльностью прессы дают журналистам такую возможность – поснимать задержанного. Но при этом, полиция нарушает права этого человека.  Пока еще всего лишь ПОДОЗРЕВАЕМОГО! Ну и потом, такие видеосюжеты потом может способствовать  и предвзятости судов. Ведь формируется общественное мнение. Но самое опасное и ужасное, что подозреваемых не только показывают по ТВ, но и комментируют с такой уверенностью: «Ввот он убийца или насильник!» При этом СМИ нарушают Конституцию страны и презумпцию невиновности. За суд выносят приговоры – вот он преступник!

Но если человека сняли и сфотографировали, опубликовали. Сам он находится в следственном изоляторе. Кто может защитить его права? 

Сам человек, через адвоката может инициировать даже уголовное  дело о клевете. Ведь пока приговор не вынесен и не вступил в законную силу, никто не имеет права называть человека преступником. Правда, такой практики сейчас нет, но я уверена, что такие дела появятся. Ведь уже невозможно смотреть, какое оказывается давление прессой.  Ведь сюжеты о задержаниях по новостям показывают по несколько раз в день, потом размещают в интернет.  И я думаю, не за горами тот день, когда начнутся процессы против СМИ. К тому же нарушаются права не только подозреваемых. Был случай, журналисты в больнице застали отца девочки, подвергшейся насилию. Снимают, задают вопросы. Потом показывают лицо отца и девочки, называют их фамилии. Представьте, какая это травма для всех родных и близких, а тут еще все подробности выносятся на всеобщее обозрение и обсуждение.

Как по вашему, наши СМИ сегодня помнят о главном для журналиста принципе: «Не навреди!»

Об этом никто не думает. Да, журналист не обязан быть юристом. Но, сми в погоне за рейтингами и сенсациями идут по головам людей, растаптывают их. Я считаю, что это не профессиональный подход. Ведь у тех подозреваемых есть семьи, начинаются звонки и расспросы.  А ведь бывали случаи, когда над родными задержанных учиняли и самосуды, сжигали дома и машины. Даже если журналистам информацию с именами, а бывает и с фото, передали правоохранительные органы, стоит сто раз подумать – стоит ли публиковать имена и лица, не случится ли что-то потом нехорошее с семьями подозреваемых. Но это все на совести редакций. Если СМИ так уж необходимо показать человека- закройте его лицо, измените голос, не называйте фамилии.

Источник: http://sotreport.kz/interview/ardak-zhanabilova-kazahstanskie-telekanaly-i-gazety-zhdet-val-sudebny-h-iskov/

Похожие записи: