История с вынесением предупреждения «Ленте.Ру» заставила журналистов задуматься о том, как ссылаться на запрещенные материалы, которых с каждым днем в Рунете становится все больше. Медиаюристы прогнозируют: гиперссылки могут стать самым легким предлогом для того, чтобы закрыть неугодные СМИ.

12 марта Роскомнадзор вынес предупреждение «Ленте.Ру». Причиной стало размещение в интервью лидера киевского «Правого сектора» Андрея Тарасенко журналисту Илье Азару ссылки на интервью лидера украинских националистов Дмитрия Яроша, опубликованное в 2008 году. Такие меры были приняты несмотря на то, что материал не состоял в реестре запрещенной информации надзорного ведомства. Это означает, что никаких способов узнать, сочтут ли власти материал «экстремистским», если его нет в реестре, не существует.

Очевидно, что в ближайшее время медиасообществу придется внимательно следить, ссылки на какие ресурсы и в каком виде они размещают в своих материалах. Кроме размещения ссылок на контент, признанный экстремистским, журналистам стоит опасаться ссылок на материалы, содержащие нецензурную брань. Кроме того, с 9 мая вступит в силу закон о запрете призывов к сепаратизму. По мнению медиаюристов, кроме непосредственной уголовной ответственности для лица, призывающего к нарушению целостной территориальности России, само СМИ, разместившее материал или ссылку на него, может получить предупреждение за распространение экстремистской информации. В случае если речь идет об электронном СМИ, ресурс может быть заблокирован в досудебном порядке.

Отметим, даже если контента, на который ссылается издание, нет в реестре запрещенной информации, законодательство оставляет простор для карательных мер.

«Здесь есть определенная проблема, потому что в законодательстве прямо говорится только одно – что эти сведения должны быть распространены СМИ, – пояснила медиаюрист Галина Арапова. – И если толкование текста распространения к клевете, к искам по защите чести и достоинства понятно – вы должны сами либо быть автором, либо предоставить площадку для распространения как редакция. То, что касается мата и экстремизма – остается на усмотрение Роскомнадзора и прокуратуры. Потому что никакого толкования понятия «распространение информации» Верховный суд не давал, и это дает широкие рамки для усмотрения контролирующим органам».

Эксперт отметила: является ли гиперссылка распространением информации, решает не суд, а Роскомнадзор и прокуратура, которые проводят проверки на наличие экстремизма и нецензурной брани: «У нас, к сожалению, уже было два случая в России, когда Роскомнадзор признавал активные гиперссылки распространением. В Липецке была такая история».

«Мочить» всех, особенно – неугодных

Действительно, 23 апреля 2013 года Роскомнадзор вынес предупреждение газете «Житье-бытье. Липецкий выпуск» за распространение персональных данных руководства НЛМК (Новолипецкий металлургический комбинат – прим. Лениздат.Ру) с фамилиями и зарплатами. Данные были опубликованы на другом ресурсе, который не являлся СМИ. Тем не менее, это в надзорном ведомстве сочли достаточным основанием для вынесения предупреждения.

«Несмотря на то, что физически сведения лежали не на сайте СМИ, газета все равно предоставила возможность это прочитать, показала путь, куда можно сходить. Значит, тоже должны нести ответственность. Именно так ведомство аргументировало свое решение», – прокомментировала Арапова, подчеркнув, что отказом обжаловать решение ведомства газета создала судебный прецедент, благодаря которому любая гиперссылка может считаться распространением информации.

«И теперь у нас может создаться очень неприятная судебная практика, когда в таких случаях Роскомнадзор будет «мочить» всех – особенно неугодных. Соответственно, куда бы она не вела – в социальные сети, сайт другого СМИ, портал, не являющийся СМИ, – потенциально везде могут быть проблемы. Поэтому формально надо быть крайне осторожными с гиперссылками, потому что вы не можете повлиять, – советует эксперт. – Пока это не будет каким-то образом проверено на практике более серьезного прецедента, мне не совсем понятно, как это будет работать в массовом порядке».

Нарушением может быть признана не только прямая гиперссылка, но и точное название материала со ссылкой на главную страницу ресурса, на котором он размещен. В частности, такой вариант упоминания информации в материале печатных изданий считается полноценным аналогом гиперссылки.

«Журналистам остается вольный пересказ материала, на который они хотят сослаться, или цитаты из него, в которых тщательно «запикано» все, что может считаться запрещенным», – дополняет Арапова.

Что касается ссылок на аккаунты и публикации в соцсетях, мало найдется пользователей, которые хотя бы раз не выражились нецензурно в Facebook или «ВКонтакте». Поэтому безопаснее давать ссылку не на весь аккаунт, а непосредственно на запись, о которой идет речь.

Ирина Журавлева

Источник: http://lenizdat.ru/articles/1119146/

Похожие записи: