В пятнадцатом выпуске ток-шоу «Радиобаста» — совместного проекта «Радиоточки» и сайта Blogbasta.kz — ведущий Адиль Нурмаков и его гости обсуждают законопроект «Об общественном контроле». Такая форма мониторинга – мощный инструмент в руках народа, чтобы сделать жизнь в стране удобнее и лучше.

По мнению редакции, эту мысль нужно обязательно донести до населения. Поскольку многие из казахстанцев не осознают, что могли бы, действительно, повлиять на процессы. В то же время в этой сфере есть много сложностей, препоны в том числе создаются и самим государством. Общество, как известно, всегда требует открытости от госорганов, последние в силу своей природы стремятся к замкнутости. Возможен ли здесь консенсус, есть ли шанс добиться в Казахстане настоящего общественного контроля и поможет ли или помешает этому разрабатываемый законопроект «Об общественном контроле»? Не получится ли на деле, что государство вмешивается в еще одну сферу, где его быть не должно?

В первом раунде дискуссии свое мнение о законопроекте высказывает Гульмира Кужукеева – юрист Международного центра некоммерческого права (ICNL) в Казахстане. Это международный исследовательский центр, который по приглашению правительств, университетов, других организаций оказывает поддержку по совершенствованию законодательства, в том числе в области общественного участия. ICNL проводит такую экспертную работу сегодня более чем в 100 странах. В частности эксперты центра участвовали в разработке аналогичных законов в Азербайджане и России.

Что касается нашей страны: «Мы как юристы проанализировали данный законопроект. Это первоначальная попытка урегулировать данный вопрос в РК. Естественно очень много недоработок. Но если говорить в целом, то, проанализировав законодательство Казахстана, можно сказать, что хорошая правовая основа для общественного контроля у нас уже есть. Например, в Казахстане действует много институтов, таких как собрание местных сообществ, общественные объединения, которые занимаются общественной экспертизой, общественные палаты, советы, наблюдательные комиссии, профсоюзы… Это все урегулировано законодательством. Также есть отдельные процедуры: общественные экспертизы, слушания, мониторинг, обращения граждан. Если так посмотреть, то достаточно обширный перечень вопросов уже урегулирован.

Другое дело, что их нужно доработать, чтобы их легче было применять на практике. Но для этого нет необходимости создавать новый закон системообразующий, а достаточно вносить изменения в существующее законодательство. Вообще это тенденция на постсоветском пространстве – желание все унифицировать, структурировать. Таким образом создается обратный эффект: наоборот, мы ограничиваем права граждан на участие в государственных делах. Потому что все многообразие форм общественного участия невозможно воткнуть в один закон. Это просто формализует явление и проблемы не решит. Это получается контроль всех над всеми во всех областях общественной жизни. Это нереально изначально.».

Во втором раунде слово — известному общественнику, директору общественного фонда «Институт национальных и международных инициатив развития» (ИНМИР) Светлане Ушаковой.

У фонда и лично Светланы большой опыт участия в общественных советах, в том числе в мониторинге прозрачности добывающих отраслей: «Я не вижу, что этот закон нам как-то облегчит ситуацию. Первый вопрос – с представительством общественности. Потому что никаких особых принципов и норм, кто может быть или каким образом войти в ту или иную общественную структуру, чтобы свое мнение донести до того или иного государственного органа. Например, общественный совет. Ситуация такая: в каждом регионе можно насчитать более 30 общественных советов. Но проблема в том, что создателем общественных советов является, как правило, государственный орган и приглашает он в общественный совет те НПО, с которыми он работал, которые он знает, либо по каким-то еще другим критериям. Но они не открыты. И получается, что ротации тоже нет. И сидят в общественном совете в течение 7-10 лет одни и те же организации. Деятельность совета не освещается. Решения являются рекомендательными и консультативными, то есть по большому счету могут игнорироваться государственными органами.

«Мы вас выслушали, всем спасибо, вы можете идти, мы все равно примем решение самостоятельно». Поэтому мы можем делать сколько угодно великолепных, профессиональных оценок, экспертиз, заключений. Но пока нет реальной возможности прийти в государственный орган и чтобы тебя выслушали и взяли что-то из своей работы, это все останется на таком уровне. В противовес я бы хотела привести другой пример – к сожалению, он пока единичный и широко не используется. Это так называемый национальный совет заинтересованных сторон. Он сформирован на четких принципах. Первое — обязательное участие общественности, и оно самостоятельное и равное – столько же членов от общественности, от НПО, сколько от государства и добывающих компаний. Второе – члены от НПО избираются НПО самостоятельно, на основе своих процедур. А внутри этого совета все решения обсуждаются и решения принимаются консенсусом. Но если решение принято, то оно не носит консультативный характер, оно становится обязательным к исполнению для всех».

Третий раунд – время для тезисов от Сергея Карпова, представителя ЮНЕСКО в Казахстане. Сергей является членом группы, работающей над законопроектами «О доступе к информации» и «Об общественном контроле». Его мнение такое: «Без права на информацию о каком общественном контроле вообще может идти речь? Если чиновник или государственный орган не обязан предоставлять информация, обосновывая — это секрет, что вообще контролировать можно? Этот тренд к пакетному, почти совместному рассмотрению законов «Об общественном контроле», «О противодействии коррупции» и «О доступе к информации» можно рассматривать как очередное затягивание принятия закона «О доступе к информации».

Почему вместе? Да очень просто: новый законопроект «О доступе к информации» предоставляет частичный доступ граждан к информации. Соответственно, если есть только частичный доступ, т.е. разрешена отдельная часть информация. Не вся информация как предполагает модельный закон, а только какая-то часть. В то же время сама природа свободы информации переворачивает взаимоотношение гражданина и государства. Ему вменяется как бы презумпция виновности – нужно доказывать открытость управления, нужно работать для того, чтобы обеспечить право граждан на доступ к информации. И в новом законе «Об общественном контроле» прописаны определенные ограничения, например, нельзя контролировать парламент, нельзя контролировать правоохранительные органы, следствие, прокуратуру, суды, содержание детей-сирот, оборот наркотиков, исполнение наказаний. Если там пытки, то нельзя – не дело НПО туда вмешиваться. О каком общественном контроле тогда идет речь? Что мы можем контролировать?»

В роли простого человека — журналист Александр Габченко. Он задает уместные вопросы и подводит итог дискуссии.

«Радиоточка» призывает соотечественников не оставаться в стороне и участвовать в построении гражданского общества, начав хотя бы с прослушивания этого выпуска «Радиобасты».

Фото: Денис Плавский

Источник: http://www.radiotochka.kz/news/full/1447.html

Похожие записи: