Записан шестнадцатый выпуск ток-шоу «Радиобаста» — совместного проекта  «Радиоточки» и сайта Blogbasta.kz. В нем ведущий Адиль Нурмаков продолжает препарировать определяющую сегодня — на 23 году независимости – тему: состояние гражданского сектора, куда он движется дальше и какого уровня достигла или до какого опустилась сознательность общества.

Институты гражданского общества, НПО за годы независимости претерпели много изменений и в деятельности, и в отношении к ним государства. И с тем, и с другим тесно связан вопрос их финансирования: иностранные донорские организации сами и вследствие госрегулирования стали сокращать свою поддержку, а государство наоборот — наращивать. В прошлом году в Казахстане началась работа по законопроекту «О государственной поддержке НПО». Он уже чуть было не отправился в парламент. Но попал, наконец, в руки самых активных НПО-шников, которые и решили, что в такой редакции он никуда не годится.

Что именно не одобрили представители гражданского сектора? Каковы мотивы для принятия этого закона? Что подразумевается под словом «поддержка»? И нужен ли закон вообще? На эти вопросы в первом раунде отвечает известная общественница, входящая в состав рабочей группы по законопроекту, директор фонда «Институт национальных и международных инициатив развития» (ИНМИР). Светлана Ушаковауверена, что он нужен, но при условии, что будут решены принципиальные моменты: «Процедура получения государственного социального заказа проходит по коммерческим правилам. По закону о госзакупках. Чем это плохо? НПО – это некоммерческие организации, те, которые не ставят своей целью получение прибыли. Сейчас по госзакупкам любая компания, выигравшая конкурс, хоть коммерческая, хоть некоммерческая должна внести свое обеспечение. Для нас это 3% от суммы. Получается, что некоммерческая организация, которая работает, только получив деньги, то есть не аккумулирует у себя средства, должна изыскать средства и заморозить их. Как минимум 50% деятельности опять провести за свои средства, потом отчитываться и только тогда нам возместят. Это правило государственных закупок.

Все эти годы НПО говорили, что необходимо реформировать госсоцзаказ либо вводить какие-то другие инструменты взаимодействия между НПО и властью. И были предложения. Первое: упростить механизм доступа – подачи тех же конкурсных заявок на госсоцзаказ. Сейчас мы собираем документы каждый раз, пересылаем. Поэтому родилась идея упрощенного реестра, где организация один раз регистрируется, получает, может быть, номер и тогда может спокойно уже без подачи дополнительных документов дальше участвовать в госсоцзаказе. Второй момент: предлагалось ввести механизм грантов. Чтобы ликвидировать вот этот негативный фактор, когда ценовое предложение, самая низкая цена является самым главным критерием отбора. И механизмы институционального развития. Эти три блока – были ожидания, что закон их решит. Когда мы получили текст, все оказалось наоборот. Хотелось бы, чтобы мы не забывали, что НПО, гражданский сектор, бизнес – это самодеятельные вещи. Они взрастают сами. Для них нужно, как для детей, как для цветов создавать определенные условия».

В прошлом году появились разговоры, что еще один источник финансирования проектов социальных НПО может быть централизован и поставлен под контроль государства. Речь о механизме корпоративной социальной ответственности (КСО) компаний и возможных планах сделать некий фонд при Нацпалате предпринимателей (этот орган и сам по себе вызывает много вопросов!), который будет аккумулировать средства и распределять их среди НПО. Возникает вопрос, как это можно осуществить, учитывая базовый принцип КСО — добровольность? Поговорить об этом и других моментах, связанных с ответственностью компаний, приглашен исполнительный директор фонда «Евразия Центральной Азии» Ринад Темирбеков: «Я считаю, что это, исходя из определений, не так возможно… Вы знаете, когда мы разрабатывали концепцию, то для нас было как озарение. Мы привлекали и экспертов, и бизнес-сообщество. Мы почти год потратили, и хотели понять, но как же, на какой же стадии развитие КСО в Казахстане. Но в конце работы мы поняли, что на базовом уровне КСО есть силы законодательства – оно регулирует. Но на втором уровне, когда бизнес немножко подрос, драйвером КСО является уже не законодательство. И не должно являться законодательство, драйвером должны быть рыночные механизмы. Если компания хочет конкурировать за новые источники ресурсов, или за новые рынки сбыта, тогда она хочет поменять имидж. Тогда она хочет построить более грамотные отношения с потребителями, с государством. Но бизнес растет дальше, он приобретает национальный масштаб, тогда ему этот драйвер уже не очень интересен, тогда драйвером выступают уже национальные интересы. Самое слабое звено – это экономические стимулы для бизнеса. Когда бизнесмену объясняешь, зачем ему это нужно, кроме трех процентов от пожертвованной суммы, которую они могут отнести на вычет по налоговому законодательству, больше ничего и нет. И поэтому всегда остается административный драйвер так называемый, то есть когда кто-то сверху говорит, что они должны делать. Надо давать рекомендации сейчас и фонду «Самрук Казына«, и правительству и т.д., чтобы предусмотреть определенные экономические стимулы. Если компания соревнуется за определенные ресурсы, допустим, того же «Самрук-Казына», давайте в чек-лист добавим один пункт: насколько компания социально ответственная? Если она социально ответственная, это увеличит ее конкурентоспособность и она может рассчитывать на мягкий кредит, на меньший процент… Тогда все станет на свои места. Бизнес будет понимать, зачем это ему нужно!»

В третьем раунде слово берет президент общественного фонда «Амансаулык», авторитетный человек, не один год занимающийся защитой прав пациентов в частности и развитием гражданского сектора в общем,Бахыт Туменова: «Мы провозгласили, что мы демократическое государство. Мы по этому пути должны идти. В нашей Конституции сказано, что главным источником власти является народ. Мы взяли на себя обязательства построить гражданское общество. А на самом деле, то, что провозгласили, и то, что мы делаем – это расходится. Это связано, наверное, с тем, что кому-то не хочется, чтобы было сильное гражданское общество, был во главе угла народ, который определяет, выбирает. Идет противодействие выбранному курсу по большому счету. Сегодня есть непонимание самого гражданского общества, самих неправительственных организаций, которые работают, своего предназначения. Даже глава государства говорил, что неправительственный сектор – это стратегический партнер государства. Партнер – это равные права, равная ответственность, равные возможности. НПО – это та самая щука в реке, чтобы карась не дремал. Это мониторинг государственных услуг, это точка зрения, это обратная связь. Поэтому господдержка не должна рассматриваться как подачка. Сегодня и государство, и власть, и неправительственный сектор — мы все существуем на деньги налогоплательщиков. У каждого есть своя четкая функция».

В роли простого человека выступает Людмила Экзархова и несмотря на скромную роль предлагает интересные решения.

Фото: Денис Плавский

Источник: http://www.radiotochka.kz/news/full/1536.html

Похожие записи: