Федеральный судья по округу Сан-Франциско объявила неконституционной практику запроса ФБР личной информации о клиентах у телекоммуникационных компаний. С тех самых пор, когда по горячим следам терактов 11 сентября 2001 года был принят т.н. «Патриотический акт», контрразведчики имеют право получать данные о том, с кем и о чем разговаривают по различным каналам американские граждане, чем они интересуются – какие сайты посещают в интернете, какие читают книги и журналы, – какие осуществляют финансовые операции и т.д. ФБР посылает (причем без решения суда) письменные запросы телефонным компаниям, интернет-провайдерам, компаниям спутникового и кабельного телевидения, банкам, библиотекам, книжным магазинам и пр., и все эти организации предоставляют запрашиваемые личные данные и обязуются это не разглашать.

Федеральный окружной судья Сьюзан Иллстон посчитала, что предписание всем, у кого запрашивают информацию о людях, держать это в секрете является нарушением Первой поправки к конституции США, гарантирующей свободу слова. Судья предписала ФБР отказаться от этой практики, но дала контрразведчикам 90 дней для апелляции. Минюст (а ФБР входит в его систему) пока не подавал апелляции в федеральный окружной апелляционный суд.

В слежке американских спецслужб за гражданами страны есть немало спорных аспектов, в отношении законности которых бытуют сомнения. Например, другая спецслужба – Агентство национальной безопасности – осуществляет в необходимых случаях прослушку телефонов, установку «жучков», перехват электронной почты и прочие подобные операции на территории США. И это тоже возможно без санкции суда (хотя с 1978 года существуют специальные суды, выдающие ордера на такие операции) – при Буше-младшем был введен «упрощенный» порядок прослушки в случаях, когда это продиктовано оперативными соображениями.

Есть еще и такой аспект: «Патриотический акт» дал право контрразведчикам делиться данными об американских гражданах с ЦРУ: внешняя разведка после терактов 2001 года уже не только внешняя, она ведет шпионские операции и внутри страны. А над всеми этими (и другими – всего их 15 штук) секретно-наблюдающими спецслужбами стоит единый координирующий орган во главе с «царем разведки» – так окрестили в СМИ директора национальной разведки. Эта централизация спецслужб возникла после того, как они показали свою полную неспособность эффективно работать друг с другом и коллективно проворонили теракты 11 сентября, хотя располагали достаточной информацией, позволявшей вычислить их подготовку. Зато теперь следят всем миром и за всем миром…

Правозащитные организации не раз возбуждали судебные иски, подавали петиции в Конгресс, организовывали акции протеста против массовых нарушений тайны личной жизни. Они указывали, что граждане, как минимум, имеют право знать механизм всей этой слежки, но никто достоверно не знает, что именно на этот счет прописано в подзаконных актах и ведомственных инструкциях. Исполнительная власть ссылается на необходимость хранить в секрете детали антитеррористических операций.

В 2007 году генеральный инспектор минюста выявил обширные нарушения в отправке Федеральным бюро расследований писем относительно личных данных. ФБР после этого ужесточило контроль над этим видом деятельности. В 2011 году (более поздних данных нет), как сообщает «Вашингтон пост», ФБР разослало различным компаниям и учреждениям 16.511 писем, касающихся 7.201 человека.

…Вообще-то «Патриотический акт», в соответствии с которым спецслужбы втораются в частную жизнь американцев, – это слишком вольный перевод английского названия этого закона. Когда президент США Джордж Буш-младший ввел его в действие после принятия Конгрессом (это произошло 26 октября 2001 года), то данный законодательный акт имел официальное название «Uniting and Strengthening America by Providing Appropriate Tools Required to Intercept and Obstruct Terrorism Act of 2001». Сложили первые буквы слов, и получилось очень складно – «USA PATRIOT Act».

А в дословном переводе полное название означает: «Акт 2001 года об объединении и усилении Америки путем обеспечения необходимых инструментов для перехвата и предотвращения терроризма». Только едва ли «инструменты», предусмотренные этим законом, способствуют «объединению Америки». Он открывает потенциальные возможности не только для зажима свободы слова, о чем говорят юристы, но и для доносительства, шантажа, сведения личных счетов и прочих неблаговидных деяний. Даже если в ФБР все сотрудники – «проверенные-перепроверенные», то в телефонных и кабельных компаниях – точно нет.

Илья БАРАНИКАС, собкор «МК», Нью-Йорк.

Похожие записи: