Информацию ищут, ее ждут, она необходима. Информация стала оружием, и поэтому журналистов иногда просто бьют, иногда избивают до полусмерти, иногда, даже, убивают. Однако за всем этим информационным противостоянием, ни сами журналисты, ни руководства СМИ как-то не задумывается об общей картине положения СМИ в нашем обществе. Если бы мы могли надеяться, что обретенная свобода слова останется с нами навсегда, то вопросов бы не было. Однако перед глазами есть, увы, очень грустный опыт: события 2004-2010 годов. И хотя тогда не было такой ожесточенности, ни крови, но ситуация сегодняшнего дня, во многом повторяет события того времени.

Хотелось бы напомнить, что 2002-2004 годы стали периодом все нарастающего давления на СМИ. Иски, штрафы, «темники» были повседневной реальностью. И когда начался Майдан, именно журналисты, именно ряд СМИ стали первым бастионами Свободы. Но…

Законодательство Украины в период Майдана никто и не думал менять. Лозунг был понятен: «наши законы вполне нормальные, цивилизованные, только применение этих законов страдает…». Я помню дискуссию в феврале 2005, на которой присутствовали представители многих общенациональных СМИ. Дискуссия была посвящена законодательству о СМИ. И на мой призыв – потребовать ОТМЕНИТЬ действующие нормативные нормы и добиться принятия новых правил игры – те самые СМИ, которые так смело писали о событиях Майдана меньше полугода назад, здесь стали прятаться за словами о необходимости постепенно подхода, о поиске новых решений, о… В общем, доводы можно было долго перечислять, но главным осталось: с одной стороны – не  готовность руководства СМИ к политическому отстаиванию своих прав, а с другой – уверенность, что свобода слова, обретенная Майданом, останется навсегда.

Последующие годы оказались крайне тяжелыми для СМИ. Причем менее заметным остается тот факт, что законодательство Украины за эти годы в сфере СМИ ухудшилось, а не улучшилось. И хотя мы можем только приветствовать появление Закона о доступе к публичной информации, который стал, поистине, палочкой выручалочкой для СМИ, но общий статус информации в нашем обществе не изменился.

Можно говорить о том, что ситуация в СМИ определяется, прежде всего, их финансовой несостоятельностью. За исключением ряда общенациональных СМИ, подавляющее большинство остальных работают не за деньги читателей и слушателей (пусть порою и косвенно, через рекламные бюджеты), а за средства учредителей и спонсоров. В этой ситуации остается, во-первых, мощнейший рычаг для власти давить на СМИ через учредителей и спонсоров, а, во-вторых, делает их игрушками в руках своих хозяев. Решение вопроса о финансовой состоятельности СМИ – это решение проблемы готовности наших граждан платить за информацию. Но это отдельная и очень больная тема для СМИ. Мы же вернемся к законодательству.

Надо прекрасно понимать, что в условиях финансовой слабости СМИ, наше, якобы, цивилизованное законодательство, обретает совершенно иное звучание. Обычные европейские нормы права, которые действуют в странах с мощными СМИ, с традицией защиты свободы слова, в наших условиях обретают совершенно иное звучание.

За последние годы перед Евромайданом, в период «украинского застоя» имени Виктора Федоровича, процессы над СМИ стали, во многом, редкостью. Но это ни в коей степени не заслуга ни СМИ, ни законов о них. Просто за эти годы влияние СМИ упало до уровня плинтуса. Очень немногие использовали суд, как оружие против СМИ, просто потому, что значение написанного стремительно упало. Самые страшные разоблачения  СМИ на фоне общего застоя рассматривались лишь как дополнительная «изюминка» нашей жизни: люди читали о воровстве, о коррупции, о самых грубейших нарушениях прав людей – а им было все равно. «Застой»!

Но сейчас ситуация коренным образом поменялась. Евромайдан и агрессия России изменила все и вся в нашей жизни. И можно сказать совершенно точно, что после того, как кризис будет преодолен – очень хочется верить, что без крови и быстро, но тут уже как Бог даст, ситуация со СМИ резко изменится.

Публикации в СМИ теперь будут играть достаточно большую роль в политической и общественной жизни, а законодательство, если СМИ не возьмут дело в свои руки, останется таким же, как сейчас. И много сотен тысячные иски, без сомнения, обрушатся на наиболее интересные, наиболее сильные, наиболее честные СМИ.

И потому, мне думается, важнейшая задача сегодняшнего дня, именно сейчас, когда политики более, чем когда либо заинтересованы в поддержке СМИ, журналисты обязаны потребовать от власти коренной реформы нашего законодательства в этой сфере.

И здесь, прежде всего, нужна немедленная имплементация прецедентных решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

Хотя в законодательстве Украины и заложена норма об использовании этих решений, но на практике ситуация совершенно иная. Да, тем СМИ, которым удается привлечь опытных адвокатов, затратить большие деньги, или получить на это грант, удается использовать для защиты эти решения. Но не нужно строить иллюзий. В условиях финансовой слабости СМИ, наличие в законодательстве возможности уничтожить СМИ по иску влиятельного и богатого истца, является одной из самых больших опасностей не только для свободы слова, но и для всего демократического устройства страны.

Без гарантий свободы слова, демократия и нормальное развитие в Украине невозможны. И здесь нельзя прикрываться лозунгами о «законы хорошие, практика применения хромает». Нам нужна коренная реформа законодательства о СМИ с учетом прецедентных решений ЕСПЧ. Не когда-то в будущем, а немедленно сейчас.

И если сами СМИ не будут этого добиваться, нам это никто не подарит!

Леонид Штекель

Источник:http://odessa-daily.com.ua/

Похожие записи: