Активисты Казахстана обеспокоены изменениями в законодательстве, которые, по всей видимости, разработаны для дальнейшего ограничения свободы слова, особенно в интернете.

Пересмотренный уголовный кодекс перед парламентом включает новое положение, запрещающее слухи, которые могут «повлечь нарушение общественного порядка».

Нарушителям, опубликовавшим такую ложную информацию в СМИ, включая онлайн СМИ, грозит тюремный срок до пяти лет.

Заместитель генерального прокурора Казахстана Иоган Меркель связал новое положение с девальвацией национальной валюты в феврале, когда слухи, распространившиеся по службе передачи сообщений «WhatsApp», предупреждали людей о снятии денег с банковских счетов.

Уголовный кодекс был принят нижней палатой парламента в апреле и теперь должен быть утвержден в верхней палате.

В отдельной поправке к закону о коммуникациях, уже принятому обеими палатами парламента, прокуратуре разрешено временное закрытие вебсайтов и даже целых сетей без получения судебного ордера для предотвращения распространения информации, которая считается пагубной для общества или содержащей призывы к совершению «экстремистских» действий.

И, наконец, постановление правительства, вступившее в силу 2 апреля, устанавливает особые правила репортажа на период чрезвычайного положения. Владельцы печатных, радио и ТВ компаний должны предварительно получить одобрение содержания новостей у официальных лиц агентства по чрезвычайным ситуациям, в противном случае им грозит временное отстранение или закрытие. Новости должны подаваться на рассмотрение за день до публикации или трансляции, или за час в случае срочных новостей.

Все три изменения подверглись критике независимых наблюдателей за СМИ.

Представитель ОБСЕ по свободе СМИ Дунья Миятович призвала власти Казахстана пересмотреть меры, которые, по ее словам, «могут стать причиной чрезмерного ограничения общественных дискуссий в СМИ и доступа в интернет».

«Расплывчатые термины и строгое наказание могут позволить широко интерпретировать закон, который может ограничивать право на свободу СМИ. Это в результате может привести к самоцензуре или чрезмерному контролю контента властями», — заявила Миятович.

Союз журналистов Казахстана заявил, что пункт о «ложных слухах», по сути, разрешает властям преследовать людей за выражение их мнения. Он предупредил о риске возврата к «тоталитарному прошлому, в эпоху страха и террора».

Адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов Джохар Утебеков заявил сайту «Tengrinews», что положения о чрезвычайном положении разрешат властям закрывать весь интернет и мобильный доступ в считанные часы.

Лукпан Ахмедьяров, главный редактор газеты «Уральская неделя» на западе Казахстана, добавил, что правила дадут «властям возможность более широко толковать понятие о «внутренних делах Казахстана», когда международные структуры будут обвинять [их] в нарушениях прав человека в условиях чрезвычайного положения».

В более широком смысле, сказал он, разные ограничения усложнят создание репортажей на темы, имеющие общественный резонанс.

«Журналистам, которые проводят независимые расследования, добывают и распространяют информацию, скрытую от общественности, всегда кто-нибудь да противостоит, — говорит он. — Это могут быть коммерческие, криминальные или государственные структуры».

Два года назад нападавшие стреляли и нанесли несколько ударов ножом Ахмедьярову, чья газета известна репортажами на тему коррупции, около его дома.

БОЛЕЕ ЖЕСТКОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ МОЖЕТ ОТРАЖАТЬ НЕУВЕРЕННОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Ирина Петрушова, учредитель оппозиционной медиа-группы «Республика», в которую входит одноименная газета, принудительно закрывшаяся в 2012 году, заявила, что не удивлена мерами против СМИ, но предположила, что непосредственной причиной введения более жестких условий стали беспорядки в Украине в начале года, которые привели к бегству из страны президента Виктора Януковича.

По мнению Петрушовой, последние попытки заблокировать свободный доступ к информации выдают затаенные страхи официальных лиц о состоянии экономики и других проблемах, с которыми сталкивается правительство Казахстана, в том числе возможность борьбы за переход власти в случае, если президент Нурсултан Назарбаев подаст в отставку.

По словам Ахмедьярова, правительство осознало, что становится труднее влиять на общественное мнение и контролировать мысли людей. По его мнению, администрация президента полагает «что не может выиграть информационную войну и потому не остается ничего лучше, чем просто блокировать ее».

Галым Агелеуов, президент общественного фонда «Liberty», считает, что правительство в частности намерено усилить контроль над интернетом – местом, где можно выразить несогласие.

«Власть «зачистив» СМИ и информационное пространство, блокируя общественно-политические сайты, «Живой Журнал«, «Евразия» и др., оставила в качестве отдушины социальные сети», — заявил Агелеуов, добавив, что правительство явно боится, что «виртуальные протесты» могут однажды стать реальными.

Агелеуов отметил, что сейчас мишенью стали блогеры, предпринявшие следующее. В феврале трое блогеров – Нурали Айтеленов, Ринат Кибраев и Дмитрий Щолоков – провели десять суток в тюрьме по обвинению в общественных беспорядках после импровизированного митинга против запрета на участие в пресс-конференции мэра Астаны, столицы Казахстана.

Все трое входят в видеопроект «Коз ашу», который делает репортажи о преследовании правозащитников и членов оппозиции и о социальных проблемах.

Другой блогер, Дина Байдильдаева, была задержана позже и оштрафована за одиночную акцию протеста против задержания трех блогеров. В том же месяце другой блогер Андрей Цуканов получил 18 суток.

По словам Агелеуова, этих людей отметили, так как они заняты в гражданской журналистике и одни из тех немногих людей, которые открыто выражают критику в адрес властей.

В начале этого месяца Валерию Сурганову, владельцу сайта «Insiderman», предъявили обвинение в клевете и извращении процесса отправления правосудия после того, как он раскритиковал работу суда с уголовным делом в прошлом году.

Петрушова указывает на постепенное подавление традиционных форм независимой журналистики, профессии, которая привлекает все меньше новых лиц.

Она привела в пример дело Натальи Садыковой, журналистки газеты «Ассанди-Таймс», которую обвинили в уголовном преступлении – клевете – за статью, которую она не писала, что подтверждает коррупцию среди местных государственных чиновников.

«Она вынуждена была уехать из страны [9 марта], когда на нее завели уголовное дело за статью, которую она не писала», — добавила Петрушова.

«Ассанди-Таймс» была вынуждена приостановить публикацию 1 апреля, после того, как судебные приставы прибыли в ее алматинский офис, утверждая, что имеют ордер на закрытие офиса.

Газиза Байтуова – контрибьютор IWPR в Казахстане.

Источник: http://iwpr.net/

Похожие записи: