В самом начале разговора моя собеседница – исполнительный директор Национальной ассоциации телерадиовещателей Казахстана Шолпан Жаксыбаева – честно предупредила, что скажет то, что думает, а не то, что хотят услышать. 
Хорошо зная ее, я уверил, что если бы нам нужно было комплиментарное мнение, я бы обратился к другим людям. Ведь сегодня требуется именно трезвый взгляд на то, что происходит на информационном поле, пишет Camonitor.com.

Эфирное против кабельного

— Шолпан, сейчас очень много пишут и говорят об эфирном телевидении и незаслуженно мало о кабельном ТВ, а ведь оно очень популярно, особенно в городах. Насколько я помню, эфирщики и кабельщики много спорили во время разработки памятного закона «О телерадиовещании»…

— Накануне и в период разработки законопроекта царило четкое противостояние между эфирными телеканалами и операторами кабельного ТВ (так называемыми кабельщиками). Спор этот вечный – кто главнее: создатель контента или тот, кто доводит его до конечного потребителя. Естественно, эфирщиков возмущало, что они, затратившие на создание контента кучу денег, должны другую кучу отдавать крупным кабельным операторам за то, чтобы зритель увидел этот контент. К тому же то, что они создают, – это все-таки отечественный продукт. А у кабельщиков в пакете были в основном иностранные телеканалы.

— И чью сторону приняли разработчики закона?

— О том, что сфера кабельного телевидения нуждается в регулировании, говорилось давно. В частности, в 2009 году Национальная ассоциация телерадиовещателей провела по госсоцзаказу в шести городах Казахстана «круглые столы» с целью выявить основные проблемные аспекты отрасли. Результатами этого стали совещание в Астане и рекомендации нашей ассоциации. Одной из основных рекомендаций было включить в пакеты кабельных операторов отечественные телеканалы в качестве обязательных. И при обсуждении этого пункта законопроекта мы голосовали «за». Хотя сопротивление было даже в рамках нашей ассоциации, ведь в нее входят и кабельные операторы. Но в этом случае мы исходили из интересов не только крупных эфирных каналов (также членов ассоциации), но и граждан, которые должны иметь доступ к разнообразной информации, тем более отечественной. 25 октября прошлого года в Астане прошла конференция с участием вице-министра культуры и информации Армана Кырыкбаева, и состоялся, как мне кажется, очень полезный разговор. Там наша ассоциация заострила внимание на общемировой практике включения отечественных телеканалов в пакеты кабельных операторов на правах must-carry («обязаны передавать» – так на западе называют обязательные к трансляции телеканалы).

Мы убеждали своих оппонентов в том, что включать в число must-carry только госканалы неправильно, в этом списке должны быть и частные. В самом начале конференции вице-министр сообщил, что, скорее всего, в обязательный пакет войдут не более 6-8 телеканалов. А уже через неделю на заседании Комиссии по вопросам развития телерадиовещания был определен перечень, в который вошли 14 телеканалов. Помимо общеизвестных госканалов («Казахстан», «Мадениет», «Балапан», «Хабар», «Ел арна», «Kazakh TV», «Білім», «24 KZ»), это и частные общенациональные – «Астана», «КТК», «НТК», «7 канал», «31 канал», «СТВ». Такое новшество не привело в восторг крупных кабельных операторов. Ведь теперь они должны были транслировать телеканалы бесплатно, тогда как ранее они ежемесячно взимали миллионные суммы. Для небольших же кабельных компаний это было некоторое послабление, поскольку раньше, наоборот, они платили государственным и коммерческим телеканалам по 10000-20000 тенге в месяц. Закон как бы привел всю эту запутанную схему к единому знаменателю.

— А как разрешилась ситуация вокруг «31-го канала» и кабельных операторов, которые не захотели его транслировать?

— Закон предписывает кабельным операторам со 2 марта 2013-го транслировать обязательные телеканалы. И подавляющее большинство операторов КТВ, в том числе крупные, транслируют их в полном объеме, определенном постановлением правительства РК. Благодаря этому в их сетях наконец-то появились не только госканалы, как было раньше, но и коммерческие казахстанские. К сожалению, есть два эпизода, когда стороны не смогли заключить договор: телеканал как программодатель готов отдать для трансляции региональную версию, в то время как кабельный оператор желает брать исключительно республиканский сигнал. Возник спор двух хозяйствующих субъектов, в результате которого страдает казахстанский зритель, не имеющий возможности смотреть отечественный «31-й канал». В законе нет четкого указания насчет того, какой именно тип сигнала брать. Как быть в такой ситуации? Я думаю, точку в этом споре должен поставить уполномоченный орган.

Отечественное против иностранного

— Меня как зрителя кабельного ТВ интересует и другой вопрос – обязательная регистрация иностранных телеканалов. Что выиграли от этого нововведения зритель, государство и операторы кабельного ТВ?

— Напомню, что до введения закона иностранные телеканалы регистрировались в местных органах власти. Тогда их было, по разным подсчетам, 200-250. Новые требования предписывали всем иностранным телеканалам, желающим вещать в кабельных сетях, пройти регистрацию в срок до 2 марта. По состоянию на 5 апреля зарегистрировано 176 иностранных телеканалов. Причем из их перечня исчезли те, которые давно вещаются в Казахстане, и, наоборот, появились новые, которых раньше не было. В том числе также дубли – допустим, телеканал «Х» и в обычном, и в высоком разрешении. Но по существу это один телеканал. Операторы кабельного вещания, предвидя такой результат, сами отправляли запросы в заграничные офисы иностранных телекомпаний с просьбой пройти регистрацию в министерстве. Кто-то счел нужным это сделать, пошел навстречу. А для кого-то Казахстан с двух- трехмиллионой абонентской базой интереса не представлял. Когда мы говорили об этом в уполномоченном органе, нам ответили: если они не хотят соблюдать наши законы, то они нам не нужны. С позиций государственного регулирования – логично. С позиций международных стандартов доступа граждан к разнообразной информации – нет. — А с позиций рядового зрителя? — Судите сами. Средний пакет среднего оператора кабельного ТВ, вещающего в цифровом формате, содержит до 140 телеканалов. И если раньше оператор легко формировал из имеющихся 200-250 телеканалов вполне смотрибельный пакет, то сейчас сделать это из 176 крайне трудно. Потому что там есть откровенный балласт, телеканалы-»новички», которые пока неинтересны казахстанскому зрителю. Есть программы, дублирующие друг друга. Как ни изворачивайся, а заменить абоненту привычные, но отсутствующие телеканалы «Дисней», «ТВ3″, «ТНТ» и другие оператор никак не может. И зрители, естественно, заметили качественные изменения в пакетах и отреагировали должным образом. Например, в ряде регионов кабельные операторы потеряли немало абонентов.

— А что же выиграло от этого казахстанское информационное пространство? Грубо говоря, стали ли казахстанцы больше смотреть отечественные телеканалы? Ведь законом, насколько я понимаю, преследовалась именно эта цель?

— Вследствие того, что из пакетов исчезли полюбившиеся иностранные телеканалы, произошел отток абонентов кабельного ТВ в спутниковое ТВ, причем в подавляющем большинстве в российские спутниковые платформы. Какое-то количество зрителей ушло в Интернет.

— То есть вы хотите сказать, что игра не стоила свеч?

— Это вопрос к госрегулятору. Пока же то, что случилось, послужило косвенным подтверждением нелицеприятных выводов госсекретаря РК Марата Тажина о качестве отечественного государственного ТВ. Получается, что наличие казахстанских телеканалов не является для нашего телезрителя критерием выбора пакета того или иного отечественного оператора. Пока. А наличие российского – является.

Монополия против конкуренции

— Шолпан, ваша ассоциация дважды обращалась к руководству страны по поводу шифрования эфирной сети. Последнее обращение подписало большое количество общественных организаций. Что-либо сдвинулось с мертвой точки в этом вопросе?

— Дело в том, что в рамках перехода Казахстана на цифровое вещание в июле 2012-го в пяти городах (Алматы, Астана, Караганда, Жезказган, Жанаозен) эфирную сеть перевели на новый цифровой формат, что привело к увеличению доступных к просмотру казахстанских телеканалов до 30 единиц (в больших городах). Факт, безусловно, отрадный. Однако уже в декабре 2012-го АО «Казтелерадио» зашифровало эфирную сеть в этих пяти городах так, что телесигнал стало возможным получить только на приставки, реализуемые авторизованными дилерами все того же АО «Казтелерадио», причем за цену в два раза дороже той, по которой продавали альтернативные поставщики. То есть телезрители, приобретшие приставки за 7000 тенге и успешно принимавшие цифровой сигнал с июля 2012-го в течение шести месяцев, после 4 декабря из-за введения шифрования были вынуждены их выкинуть.

На цифровое ТВ постепенно будут переходить все больше и больше городов Казахстана, и скоро абоненты эфирного ТВ столкнутся с тем, что выбора, кроме того, чтобы купить приставку у авторизованных дилеров АО «Казтелерадио» за 14000 тенге, у них не будет. А что это означает? Что приставки, которым красная цена 4000-8000 тенге, будут продаваться населению в два-три раза дороже.

Почему мы настойчиво бьем тревогу? Потому что эфирное ТВ имеет огромное социальное значение, поскольку это самый важный, доступный и всегда открытый к приему телевизионный сигнал. Человеку, может быть, не по карману Интернет, спутниковое или кабельное ТВ, но эфирное ТВ – это гарантированный и доступный минимум информации. Кто останется на обочине, кто останется вообще без какой-либо телевизионной информации, если зашифровать эфирное телевидение?

Пенсионеры, инвалиды, студенты, многодетные семьи и другие категории граждан, для которых подключиться к кабельному или спутниковому ТВ накладно. Неужели они не граждане нашей страны, неужели они ничего не значат и государство готово списать их со счетов? В этой связи мы еще раз подчеркиваем: недопустимо монополизировать рынок приемного оборудования. Эфирный сигнал должен приниматься не то что на телевизор с цифровым тюнером или на приставку, а как во всем мире – на все, что имеет функцию приема телевизионного эфирного сигнала: телевизоры, приставки альтернативных поставщиков, смартфоны, DVD-плееры, автомобильное радио. Никакие мнимые и действительные преимущества шифрования эфирной сети посредством системы условного доступа не стоят того, чтобы лишить телевизионного сигнала тех, кто в нем нуждается. Тут не мешало бы понять, что эфирное ТВ и коммерция – это разные вещи. В нашей ситуации, мягко выражаясь, непопопулярности казахстанского контента лишать возможности его просмотра тех, кто готов и желает его смотреть, кто хочет быть в казахстанском информационном поле, – это явный парадокс.

— Проясните, чем закончились попытки запретить населению использовать пиратские спутниковые тарелки? Будут ли их принудительно снимать с крыш?

— В законе есть норма, предусматривающая сертификацию всех технических средств приема телеканалов, в том числе и спутниковых тарелок. То есть это означает, как я понимаю, что с момента вступления в действие закона все технические средства приема реализуются после соответствующей экспертизы. Но никто, никакие местные исполнительные органы не могут запретить гражданам использовать то оборудование, которое они имеют. Все-таки мы живем в цивилизованном обществе, где по идее никто не вправе диктовать гражданину – как, что, где, каким образом смотреть. Наверно, я не открою Америки, если скажу, что сейчас это и невозможно, потому что уровень технологий помогает обойти любой запрет. Из более-менее известных это не имеющие границ Интернет и мобильное ТВ. А потому запреты – это не вчерашний, это позавчерашний день. Уверена, у нас это понимают, поэтому сейчас все силы брошены на развитие казахстанского контента.

— На что брошены все силы – на развитие контента на нашем ТВ? Простите, но тут я как участник этого разговора готов, подобно Станиславскому, воскликнуть: не верю! Прошу прощения у моей собеседницы, она может не согласиться со мной, но все же добавлю от себя – наши телевизионщики привыкли действовать по Салтыкову-Щедрину: не пущать, ограничить, запретить!

Они не терпят нормальной конкуренции, требующей улучшать качество производимой продукции, их устраивает контент на пещерном уровне. А чтобы не с чем было сравнивать, потому что сравнение не в их пользу, им нужен железный занавес в эфире на пути зарубежных телеканалов, вот они и прогибают закон в свою сторону.

Но границы в информационном пространстве, как уже сказано, эфемерны, призрачны и условны. Тем более все эти потуги адептов самостийного ТВ выглядят дремучим архаизмом, если учесть формирование Таможенного союза и Единого экономического пространства России, Беларуси и Казахстана, что с неизбежностью ведет к формированию единого медийного пространства. Нам надо объединяться, а наше родимое казахстанское ТВ, никак не сообразуясь с интересами телезрителей, а исходя лишь из собственных эгоистических интересов, цепляется за размежевание.

Автор Аскар Баев

Похожие записи: