Разговоры об эффективности взаимодействия государства и НПО давно уже напоминают сказку про белого бычка, которая «на ура» скармливается нам в период проведения гражданских форумов и тогда, когда чиновникам нужно продемонстрировать приверженность государства демократическим принципам. Каковы же эти взаимоотношения на самом деле – тайна за семью печатями, вскрыть которые под силу, похоже, только финполу или Счетному комитету, которые, впрочем, вовсе не жаждут драматического финала, а точно так же, как и мы, продолжают верить в сказки.

Отношения между властью и НПО перешли в разряд тесных с появлением закона «О государственном социальном заказе», принятом в апреле 2005 года. С тех пор в разы увеличилось количество неправительственных организаций, реализующих социальные проекты при поддержке государства. Как и суммы, выделяемые на эти цели. Своеобразный итог подвел в ходе последнего Гражданского форума заместитель руководителя президентской администрации Баглан Майлыбаев, сообщивший, что за последние десять лет на государственный социальный заказ из казны ушло около 11 миллиардов тенге. Сумма немалая даже по сегодняшним меркам, но создается ощущение, что значительная часть этих средств оказалась выброшенной на ветер, так как почувствовать отдачу от подобных вложений не удается до сих пор. Отчасти потому, что сведений о сфере и спектре услуг, предоставляемых НПО в рамках госзаказа, – кот наплакал, а во-вторых, процедура получения госзаказа и его исполнения настолько непрозрачна, что невольно закрадываются мысли о том, что может твориться в этой мутной воде.

Мы, конечно, ничего не утверждаем, но недаром тот же господин Майлыбаев прямо заявил о необходимости повышения качества закупаемых у НПО услуг, результаты которых должны быть конкретными…

Государство делегирует свои полномочия гражданскому сектору и вправе ожидать качественного выполнения госзаказа». Следовательно, можно предположить, что с этим имеются серьезные, причем хронические проблемы, если уж чиновник такого масштаба решил испортить празд­ничную обедню, традиционно присущую таким мероприятиям, как Гражданский форум (на них о совместной работе государства и НПО принято говорить либо хорошо, либо ничего), и в бочку с медом все же влил ложку дегтя. Хотя заместитель руководителя АП не сопроводил свои умозаключения конкретными фактами, очевидно, что государство и НПО играют в некую игру – причем с правилами, известными только им, но на наши деньги.

В этой связи стоит вспомнить красноречивое заявление президента общественного фонда «Амансаулык» Бахыт Туменовой: «В рамках гранта мы проверяли, как работает Министерство здравоохранения по реализации государственного социального заказа . Мы столкнулись с тем, что нам, мягко говоря, было трудно работать. Хотя мы сразу же написали письмо в министерство, оповестили. Нам «дали» тех людей, с которыми мы будем контактировать, но в процессе работы контакта не получилось. Это был кабинетный анализ. То есть мы, находясь в любой точке Казахстана, могли бы открыть сайты и запросить информацию, доступ к информации и получить все необходимое. Но этого, к сожалению, не произошло. Некоторые НПО, которые якобы получили деньги, мы вообще не смогли обнаружить. Мы стали их искать по тем адресам и по тем телефонам, которые были указаны. Мы обратились с письмом в Министерство здравоохранения, но нам не ответили. Или им некогда было, а, может, они и сами их не нашли, я не знаю…»

К слову сказать, эти обвинения соответствующие службы так и пропустили мимо ушей. По крайней мере, кроме возмущения, последовавшего со стороны ответственного чиновника Минздрава, мы ничего так и не услышали, хотя известно, что на мероприятие, где Бахыт Туменова озвучила данную информацию, были приглашены сотрудники финпола и Счетного комитета. Напротив, с высоких трибун раздаются речи совсем иного рода – об увеличении объемов государственного социального заказа и количества НПО, участвующих в его выполнении, а также о все возрастающей пользе от этого для казахстанского общества. Только вот само общество эту пользу пока не особо ощущает.

Мы, конечно, в отличие от Бахыт Туменовой, никого за руку не ловили (да и вряд ли поймаем), но тоже считаем, что бюджетные средства, выделяемые на государственный социальный заказ, расходуются, мягко говоря, неэффективно. Безусловно, мы не ставим под сомнение важность партнерства с государством таких НПО, как Ассоциация кризисных центров, Диабетическая ассоциация и прочие «мастодонты» неправительственного сектора. Но есть, к сожалению, и примеры совершенно иного рода. Судите сами.

На сайте «электронное правительство» мы обнаружили реестр поставщиков услуг для центральных госорганов в рамках государственного социального заказа. Нас заинтересовал проект, который в прошлом году совместно осуществляли уже упомянутое Министерство здравоохранения и Ассоциация дет­ских и молодежных организаций Павлодарской области. Назывался он «Создание проекта по развитию ответственности у беременных женщин за свое здоровье». Как оказалось, за хитрым названием кроется проведение банальных «круглых столов». В отчете самой организации мы можем прочитать следующее (орфография и пунктуация сохранены): «Всего в круглых столах приняли участие более 300 человек… По результатам проведения всех пяти круглых столов можно сказать, что беременные женщины понимают и осознают ответственность женщины и ее семьи за здоровье будущей матери и ребенка, учатся правильно планировать семью, наиболее осведомлены о барьерных и гормональных методах контрацепции». При этом следует отметить, что организация проводила свои «мероприятия» не где-то в глубинке или на чабанских отгонах, а в центральных поликлиниках города, услугами которых пользуются преимущественно люди, имеющие возможность обсудить все эти вопросы со своим врачом, а также доступ к соответствующей литературе и Интернету. И все бы ничего, но на сайте государственных закупок мы нашли информацию, что стоимость данного лота, то бишь услуги, составила два миллиона тенге… Конечно, деньги в государственном масштабе вроде не такие уж и большие, но если учесть, что подобных проектов воз и маленькая тележка, то картина вырисовывается удручающая.

Приведем еще один пример. В прошлом году на «организацию и проведение двух республиканских семинаров-тренингов по расширению сотрудничества журналистов и неправительственных организаций, направленных на совершенствование взаимодействия СМИ и институтов гражданского общества» ОО «Молодежный мажилис» получило по линии Министерства культуры и информации 3 миллиона тенге. Не сомневаемся, что странное мероприятие было проведено, но теряемся в поисках его смысла, так как не видим никаких преград для подобного рода взаимодействия, кроме одной – чтобы то или иное НПО стало интересно журналистам, оно должно реально работать, а не проедать госзаказовские деньги, отписывая отчеты о мероприятиях с нелепыми целями и задачами.

Остается надеяться, что далеко не все 11 миллиардов ушли на такие вот «социально значимые» проекты. К слову сказать, во многих странах мира государство выделяет деньги третьему сектору на конкурсной основе через специальные парламентские фонды, которые не только выносят вердикты об актуальности тех или иных инициатив, но и тщательно следят за эффективностью расходования средств. У нас же с точностью до наоборот. Отписалось НПО о том, что охватило 300 человек, госорган и рад поставить галочку. А что там за ней – принесли ли проведенные мероприятия хотя бы тем же тремстам участникам хоть какую-то пользу, дадут ли они мультипликативный эффект в рамках хотя бы данного региона – похоже, всем до лампочки. Галочка-то стоит, бюджетные деньги освоены, есть подтверждающие исполнение обязательств фотографии и видеоролики – что еще надо?

Не знаем, как кому, а нам сегодняшнее взаимодействие государства и НПО все еще продолжает напоминать отношения двух незнакомцев, оказавшихся по ошибке или стечению обстоятельств в одной постели и испытывающих по этому поводу понятную неловкость, которую стараются прикрыть одеялом конструктивности и эффективного сотрудничества.

Информация к размышлению

В Национальном докладе о перспективах развития неправительственного сектора, подготовленном в прошлом году, уточняется, что сегодня государственный социальный заказ размещают уже десять центральных органов – восемь министерств и два агентства. При этом за период 2003-2012 гг. в общей структуре государственного социального заказа доминировало Министерство культуры и информации, доля которого составила 50 процентов от объема финансирования. На втором месте – Министерство образования и науки, осуществлявшее распределение четверти (25 процентов) средств госзаказа по линии департамента молодежной политики среди молодежных объединений. Третью строчку занимает Министерство здравоохранения – 13 процентов от всего объема государственного социального заказа. Еще 10 процентов приходятся на Министерство труда и социальной защиты населения. Доля остальных министерств и ведомств в настоящее время составляет мизерные величины.

Общественный фонд «Десента», выступивший одним из инициаторов продвижения возможности оказания социальных услуг НПО через госсоцзаказ и являющийся сегодня непосредственным участником процесса, разместил на своем официальном сайте информацию, которая, на наш взгляд, точно и емко отражает проблемы, существующие в данной сфере. Вот главные из них:

1. Отсутствие прозрачности госсоцзаказа. Ежегодно государственные органы говорят об увеличении финансирования, тем не менее отсутствует полная информация о поставщиках услуг, суммах, качестве реализации и внешнем воздействии программ и проектов, реализованных в рамках госсоцзаказа.

2. Система отбора победителей пока ориентирована лишь на один критерий – цена, указанная потенциальным поставщиком. Другие важные критерии, такие как опыт, квалификация, наличие материально-технической базы и т.д., во внимание практически не принимаются.

3. Присутствует система демпинга со стороны поставщиков, которая позволяет применять приемы недобросовестной конкуренции, снижая цену заявки ниже критического уровня. Поэтому год от года возрастает степень участия непрофессиональных, а также квази-НПО, у которых, как правило, низкое качество оказываемых услуг.

4. Существуют условия для коррупционных проявлений, система «откатов» перешла из системы государственных закупок и в систему распределения и реализации социального заказа.

5. Процедуры закупок, в частности, конкурсная документация, отчетность и т.д., не содержат требований по описанию проблематики, не предполагают наличие качественных индикаторов и критериев оценки деятельности (полностью отсутствуют планы МиО), не ориентируют поставщиков услуг на качественный результат.

«Все перечисленные выше изъяны дискредитируют саму идею государственного социального заказа, так как не позволяют осуществлять анализ и оценку социального эффекта и влияния на внешнюю среду, эффективно решать социальные общественные проблемы», – делают вывод сотрудники общественного фонда.

Алмагуль Олжас
Источник — camonitor.com

 

Похожие записи: