В минувшие выходные завершилась длившаяся больше двух месяцев эпопея вокруг секретных материалов газеты The Guardian. Завершилась, казалось бы, безоговорочной победой британских властей: газета была вынуждена отказаться от публикации данных Эдварда Сноудена и передать материалы редакции американской The New York Times. Однако в действительности победителей в этом противостоянии не оказалось.

Широкая общественность узнала о конфликте The Guardian с британскими властями 18 августа, когда в лондонском аэропорту полиция задержала и в течение девяти часов допрашивала гражданина Бразилии Давида Миранду. Формальным поводом для задержания было подозрение в пособничестве терроризму — по крайней мере, арест производился по так называемому «Седьмому приложению» (Schedule 7) к антитеррористическому закону, который был принят в Великобритании в 2000 году.

«Седьмое приложение» дает полиции полномочия задерживать людей по подозрению в причастности к террористической деятельности в британских портах и транзитных зонах аэровокзалов. Задержание предусматривается на срок до девяти часов; в течение этого времени подозреваемый обязан подчиняться всем требованиям полицейских и не имеет права на адвоката. В случае необходимости правоохранителям дозволено конфисковать любое имущество задержанного на срок до семи дней. При этом никаких формальных ограничений в законе не прописано: для задержания полиции не требуется даже минимально обоснованных подозрений о связях задержанного с террористами.

28-летний Давид Миранда террористом, насколько можно судить, не является. Он даже не является журналистом. С The Guardian он связан, мягко говоря, косвенно: Миранда — бойфренд корреспондента издания Гленна Гринуолда, который, проживая в Бразилии, занимается в газете документами Эдварда Сноудена. Тем не менее, Миранда получил по полной — так, как не достается обычным подозреваемым в терроризме. Если верить статистике BBC News, большинство задержаний по «Седьмому приложению»ограничиваются одним часом. Миранду допрашивали в течение максимально дозволенного срока; по его словам, у него отобрали все электронное оборудование.

Как вскоре выяснилось, не будучи ни профессиональным журналистом, ни сотрудником The Guardian, Давид Миранда много помогал Гринуолду. Вот и через Лондон он летел по поручению журналиста и на редакционные деньги: Миранда встречался в Берлине с другой журналисткой, работающей над документами Сноудена, и возвращался в Рио-де-Жанейро, где, видимо, должен был передать Гринуолду полученные материалы. Об этом рассказал в специальной колонке главный редактор The Guardian Алан Расбриджер. Однако в этой статье, опубликованной 19 августа, содержались куда более значимые откровения.

Как рассказал Расбриджер, британские власти впервые заинтересовались ролью The Guardian в обнародовании документов экс-сотрудника американских спецслужб Эдварда Сноудена практически сразу после публикации первых материалов — то есть задолго до задержания Давида Миранды. По словам Расбриджера, впервые представители премьер-министра связались с ним еще в июне и потребовали отдать или уничтожить находящиеся в распоряжении редакции материалы. Сделать это главред The Guardian отказался, но и публично заявлять о давлении со стороны властей не стал. В результате после нескольких недель тайных переговоров с неназванными, но высокопоставленными представителями различных структур история закончилась тем, что в редакцию пришли сотрудники британского Центра правительственной связи и заставили журналистов физически (буквально: молотком) уничтожить компьютеры и жесткие диски с данными. Не пощадили даже личный ноутбук Алана Расбриджера.

Что интересно, даже о расправе над жесткими дисками Расбриджер до поры до времени не рассказывал. Видимо, если бы полиция не задержала Давида Миранду, и не рассказал бы. Впоследствии он заявлял, что на уничтожение оборудования согласился добровольно и даже подавать на британские власти в суд не собирался. Вероятно, Расбриджер видит свою задачу не в том, чтобы трубить о притеснениях прессы в Великобритании (и действительно, желающиенашлись и без него), а в том, чтобы придумать способ и дальше доносить до общественности важную информацию.

Парадокс: тот самый технический прогресс, который фактически предоставил спецслужбам неограниченный доступ к любым формам общения в Сети (именно в этом заключается суть разоблачений Сноудена), позволяет британскому журналисту Гленну Гринуолду работать над полученными материалами, находясь в Бразилии, и по-прежнему публиковать их в лондонской газете. Надо думать, в британском Центре правительственной связи тоже не дураки работают; едва ли сотрудники профильной спецслужбы пребывают в уверенности, что, поработав немного молотком, они остановят публикацию нежелательной информации. Разумеется, расправа над ноутбуком главреда The Guardian носила символический характер. Просто так же, как Алан Расбриджер понимает, что бесполезно судиться с правительством, в правительстве понимают, что невозможно уничтожить все копии переданных Сноуденом документов.

Поэтому до тех пор, пока действия британских спецслужб ограничивались ритуальными демаршами, Расбриджер молча сносил злоупотребления «силовиков» и позволял Гленну Гринолду продолжать работу над материалами Эдварда Сноудена. Сдался главред The Guardian только тогда, когда полицейские принялись хватать людей в аэропортах.

В том, что Великобритания — не самое безопасное место для ведения разоблачительной работы против властей, главреда The Guardian, по его же собственному заявлению, научила история с публикацией документов WikiLeaks (The Guardian была одной из газет, активно сотрудничавших с Джулианом Ассанжем в обнародовании громких утечек в 2010 году). Куда более безопасным местом Алану Расбриджеру представляются США — где, по его словам, невозможна ситуация, когда условные «люди в черном» пускают в ход молоток, чтобы добиться досудебного запрета на публикацию материалов.

В результате 24 августа было объявлено, что The Guardian передаст находящиеся в распоряжении редакции материалы американской газете The New York Times, с которой британские журналисты уже сотрудничали в работе над утечками WikiLeaks, а также во время освещения скандала о телефонных прослушках. Любопытно, что сам Эдвард Сноуден решил не подпускать The New York Times к работе со своими материалами из опасений, что редакция окажется слишком лояльна по отношению к американскому правительству и не даст его разоблачениям хода. В США документы Сноудена получила лишь The Washington Post.

И здесь мы упираемся во второй парадокс. В США, где информатору WikiLeaks Брэдли Мэннингу дают 35 лет тюрьмы, а информатора Эдварда Сноудена объявляют в международный розыск, к журналистам, публикующим сведения этих информаторов, подобраться, оказывается, гораздо сложнее. Действительно, о визитах представителей Агентства национальной безопасности в редакцию The Washington Post ничего не сообщалось — по крайней мере, пока. Вот и получается, что единственной реальной гарантией того, что мир узнает о разоблачениях информаторов, остается первая поправка к американской конституции.

Константин Бенюмов

Источник: http://lenta.ru/articles/2013/08/26/guardian/

Похожие записи: