Кыргызстан вот уже более 20 лет старается соответствовать имиджу «островка демократии», который он некогда получил на международной арене. Эпитет, безусловно, приятный, тем более для беднейшей страны, которой кроме собственного демократического нутра предъявить миру больше нечего. Однако, то состояние в котором пребывает свобода слова в Кыргызстане больше напоминает свободу слуха. Об этой проблеме и пойдёт речь.
1. СМИ и две революции.И главной витриной нашей демократии стала свобода слова, которая своими корнями уходит в ранний акаевский период. В качестве напоминания отмечу, что на заре суверенитета у нас как грибы после дождя стали появляться независимые и частные СМИ, как на русском, так и на кыргызском языках. И тот период, когда открылись шлюзы для критики советской власти и развенчивания «белых пятен» истории, новые СМИ и новая власть прошли так сказать рука об руку. Но потом журналисты обратили свои взоры на день настоящий. И уже через 5 лет своего правления Акаев и его приближенные допустили ряд грубых ошибок, за что их начали критиковать. Особенно за семейно-клановое правление. Да и оппозиция к тому времени сформировалась и научилась использовать независимые СМИ в качестве рупора своих идей.

В Кыргызстане стало приметой, как только власти страны начинают душить свободу слова, быть революции. Так было накануне «тюльпановой» революции 24 марта 2005 года. Акаевская власть начала судить журналистов и по надуманным судебным искам закрывала редакции газет, которые критиковали её. Одним из детонаторов недовольства населения было сокращение вещания радиостанции «Азаттык» и закрытия ряда оппозиционных газет. Поэтому огромную роль в свержении семейно-кланового правления Акаевых сыграли независимые СМИ.

На трон воцарился Бакиев. И первое время тоже открыл шлюзы для критики акаевского режима. В СМИ тогда появилось множество статей о том, как распродавались госдолжности, был опубликован список из 125 объектов, которые рейдерским способом отняла и присвоила семья Акаева. Но буквально через полгода сын и братья Бакиевы начали применять незаконные методы правления, начиная от разбазаривания стратегических государственных объектов, до политических убийств неугодных оппонентов. В СМИ начала просачиваться эта информация. Журналисты пытались делать какие-то осторожные статьи на эти темы. Чем это закончилось?

В те годы профессия журналиста в Кыргызстане стала относиться к разряду опасных. За занятие журналистикой возбуждали уголовные дела, разоряли редакции по решению суда, присуждая огромные штрафы, но не это было самое страшное. Всего в период правления Бакиева была зафиксировано 60 случаев нападения на журналистов. С 2006 по 2009 год были убиты десяток политических и общественных деятелей, депутатов, а также два известных журналиста Алишер Саипов и Геннадий Павлюк. Ряд журналистов были вынуждены просить убежище за пределами страны из-за опасения за свою безопасность: Турат Бектенов, Кайрат Биримкулов, Чолпон Орозобекова, Жениш Эдигеев, Хабира Мажиева, Бермет Букашева, Сыргак Абдалдаев и другие. Закрылись все оппозиционные газеты на русском и кыргызском языках.

Бакиевская власть пыталась ввести цензуру, контролируя деятельность СМИ через специально организованный для этих целей Секретариат. Блокировались новости радиостанции «Азаттык», журналисты которой единственные, кто продолжал говорить правду, и давали возможность выступать лидерам оппозиции. Блокировались и интернет-сайты, где публиковалась информация, которую Бакиевы пытались скрыть.

Во время такой ситуации и грянула вторая революция. Что произошло за последние три года? Мне могут возразить, но по моему личному мнению, Кыргызстан за последние три года переживает состояние достаточно высокой степени свободы слова. Что это значит?

2. СМИ и власть сегодня.

Вот как Freedom House видит ситуацию в области кыргызских СМИ в своём отчёте за 2012 год: «Около 100 активных СМИ, государственных и частных изданий и теле-и радиостанций, работали регулярно и с разной степенью независимости, в том числе два государственных телевизионных канала, вещающих по всей стране. Не было никаких закрытий СМИ и были критические репортажи журналистов о должностных лицах высокого уровня, были статьи о коррупции, которая ранее была запретной темой и подлежала самоцензуре. Эти публикации привели к увольнениям чиновников без каких-либо последствий для журналистов».

А вот как видит ситуацию нынешний президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев. Приведу его высказывание на встрече с членами Клуба главных редакторов СНГ, Балтии и Грузии. «Я считаю, что ни одну газету нельзя закрывать. Пусть критикуют власть как хотят. Для себя я принципиально решил дилемму – что главнее, независимые СМИ или правительство – важнее для Кыргызстана независимые СМИ. Но я признаюсь, что стараюсь меньше читать кыргызские газеты. Там столько грязи, сплетен и непроверенной информации. Поэтому сегодня важно научить ответственности журналистов за свои слова. Но даже при таких перегибах, СМИ сегодня выполняют роль очистителя. Многое о чём они пишут это правда, и их статей боятся воры-коррупционеры. В этом плане, независимые СМИ ничто не сможет заменить. Пусть, иногда читать их противно, но они должны быть. И государство должно им помогать. Пусть их будет с каждым годом больше, я думаю, что задача государства терпеть их критику и помогать».

Эта цитата очень показательна для характеристики отношений власти к СМИ. И можно констатировать, что такое либеральное отношение, а также то состояние свободы слова является одним из главных, а может и единственным достижением нынешней власти. Действительно, за три года ни один журналист не покинул страну из-за преследований. Депутаты по-прежнему подают иски на редакции, но пока нет статистики, по которой принимались бы решения разорительного характера. В стране можно свободно критиковать всё и всех на страницах любой прессы – партийной, оппозиционной, региональной. Критика льётся как из рога изобилия со всех СМИ и интернет-сайтов, и это является настоящей демократией. Во всяком случае, все нелицеприятные делишки власть имущих, становятся достоянием общественности в считанные часы.

Деятельность СМИ и журналистов в Кыргызстане регулируется в первую очередь законом «О СМИ» и ст.18 Гражданского Кодекса КР (защита чести, достоинства и деловой репутации), также Закон «О защите профессиональной деятельности журналиста».

По статистике Медмаполиси в 2012 году их представители участвовали в судах по 25 исковым заявлениям (в 2011 г. – 18 исков) одной из сторон которых является СМИ или журналист, из них 8 дел переходящие с прошлого года. В основе своей журналисты и СМИ выступают в качестве ответчиков по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также компенсации морального вреда. Два исковых заявления были поданы в связи с незаконными увольнениями о восстановлении на прежней работе.

Требования по искам о компенсации морального вреда от 0 до 50.000.000 (пятидесяти млн.) сом. Удовлетворены судами от 5 тысяч до 1 млн. сом. Реально взыскано со СМИ по решению судов (вступившие в законную силу решения) от 5 тысяч до 50.000 сом.

Таким образом, в ситуации, когда в стране существует относительная свобода слова, есть оборотная сторона медали, которая в некоторой степени и отравляет свободу слова.

3. Проблемы кыргызской журналистики в условиях вседозволенности.

«Кто владеет информацией, то владеет миром!» – этот лозунг стал очень актуальным в 21 веке во всём мире, и соответственно в современном Кыргызстане. Мы живём в век информации, и существуют большое количество политических групп, политических сил и также внешних игроков, заинтересованных в том или ином развитии ситуации в стране и в целом политических процессов. Они моделируют эти процессы посредством информации через СМИ. Таким образом, кыргызстанцы в последние годы стали заложниками разного рода информационных войн. Причём ведут их не только крупные супрдержавы, прибегают к этому методу и крупные политические партии, и небольшие политические силы, и даже коммерческие фирмы.

Методы у них самые разнообразные, от тиражирования лживой и клеветнической информации, до использования различных манипулятивных технологий и «чёрного» пиара.

Приведу несколько примеров, как работают их механизмы. Данные примеры я взяла из опыта работы комиссии по рассмотрению жалоб на СМИ, членом которой я являюсь с декабря прошлого года. Их семи жалоб поданных за этот год, три были связаны с разжиганием межнациональной розни, а четыре с опубликованием недостоверной и ложной информации.

Итак, любимая тема наших СМИ это тема языка. Если кто-то из кыргызских политиков или политических партий решил напомнить о себе публике, как о патриоте и радетеле интересов кыргызов, то тема госязыка самая успешная, быстрая и проверенная годами. Достаточно высказаться гневной тирадой в отношении ущемления кыргызского языка, посетовать на то, что государство его не развивает и назвать в качестве главной причины тот факт, что в правительстве у нас ещё остались не кыргызскоязычные граждане. Всё. После этого СМИ и журналисты с удовольствием сами возьмутся за муссирование этой темы, переливания из пустого в порожнее. Всю зиму и весну местные СМИ как русскоязычные, так и кыргызскоязычные дискутировали на эту тему, с разной степенью агрессии. Например, в газете «Де-факто» в адрес депутата Ирины Карамушкиной вышла оскорбительная статья о том, что она якобы является врагом всех кыргызов и кыргызского языка. Статью перевели на русский и опубликовали на двух сайтах «Kyrgyztoday» и «Gezitter», причём перевод носил ещё более уничижающий тон, туда добавили несколько слов, которые носили откровенно оскорбительный характер. Что и стало поводом обращения депутата в Комиссию по рассмотрению жалоб на СМИ.

Депутат Карамушкина утверждает, что из-за того, что журналист подал информацию однобоко, без подтверждения и уточнения, кыргызстанцы были дезинформированы. Она утверждает, что таким образом определённые политические силы пытаются её скомпрометировать в глазах общественности. Причём это не в первый раз. В 2011 году в отношении Карамушкиной уже публиковалась так и не подтверждённая, порочащая её информация. По её мнению, это чистой воды политический заказ и политическая расправа с ней как с политиком.

Другая жалоба была подана на газету «Для вас», в опубликованной там статье «Атамбаев пропел прощанье славянки» журналист выдал свои суждения за факты, а также недостоверно изложил законопроект, который только обсуждался в парламенте о штрафах госслужащих за незнание госязыка. Опытный журналист написал статью в таком тоне, что славян искусственно выдавливают из Кыргызстана, принятием данного законопроекта. В результате за считанные дни все русскоязычные пенсионеры северной части Чуйской области начали с тревогой обсуждать данную тему. И в интернете данная статья вызвала бурю негодования в отношении гослвати, а далее полемика пошла как конфликт между русскоязычными пользователями и кыргызскоязычными. Недавно президент высказал возражения против данного законопроекта, как несвоевременного. То есть проблемы фактически и не было. Но журналисты искусственно подогревали почву подобными публикациями, пытаясь придать Кыргызстану имидж националистической страны.

Для чего это делается? Для дестабилизации ситуации, для подрыва доверия к власти у определённой части населения, для политического шантажа, для усиления миграционных настроений и прочих далеко идущих целей. Причём приведённые публикации не единичны. Как правило, идёт массированная атака, например, во всех русскоязычных СМИ на данную тему. Или во всех кыргызскоязычных. Тон статей очень тревожный, иногда агрессинвый, будоражащий психику обывателя. И если учесть какие события пережили наши граждане в 2010 году, то можно понять, что кыргызстанцы живут в перманентном ожидании чего-то страшного. А данные атаки через СМИ определёнными политическими силами только усиливают ощущение нестабильности.

Приведу совсем недавний пример, когда во время митингов в Джети-Огузском районе одно из ведущих информагентств публиковало ряд ложных информаций. Я лично была в Джети-Огузе 31 мая во время тех событий, поэтому могу с ответственностью заявить, что информация поданная в в информагентстве со ссылкой на единственный источник о том, что во время атаки митингующими сотрудников милиции, погиб один человек, а также то, что там митингуют 8 тысяч, вместо реальных 2 тысяч, вольно или невольно, имели под собой политическую подоплёку и политические последствия. Журналист, опубликовавший её, может смело ссылаться на тот единственный источник и не нести никакой ответственности. Однако это противоречит международным стандартам журналистики, когда информация должна быть подтверждена минимум двумя не связанными друг с другом источниками.

И таких примеров, когда статьи подаются предвзято, односторонне, не сбалансировано масса. Лишь единичные статьи становятся поводом подачи в Комиссию по рассмотрению этих жалоб на СМИ. Честно говоря, меня смущает, что данная комиссия работает очень медленно и осторожно, скрупулёзно подбирает выражения, чтобы самим не стать источником дестабилизации. Из-за этого у Комиссии пока нет высокого авторитета в СМИ и мало кто ожидает, что проблема с безнаказанным опубликованием слухов решится.

Кстати, и кыргызские власти стараются вести информационную войну через подконтрольные СМИ. Но в чаще не пытается показать, как хорошо и эффективно она работает, а какие оппоненты плохие, публикуя компрометирующие лидеров оппозиции материалы. Благо у нас в Кыргызстане каждый политик так или иначе себя скомпрометировал и народ знает всю их подноготную. В то же время и оппозиция критикует власть, говоря, что можно работать ещё лучше и не списывать свои неудачи на третьи силы. В любом случае данный диалог в СМИ некачественный, вязнет в мелких обидах, явлениях, и не решает главных проблем кыргызского общества.

4. Почему свобода слова в Кыргызстане приобретает столь уродливые формы.

Причины, по которым свобода слова в Кыргызстане приобретает столь уродливые формы несколько. Во-первых, слабая власть, именно через критику слабой работы власти, как правило и идёт расшатывание ситуации. Вторая проблема это то, что СМИ в Кыргызстане давно превратилась в бизнес. Как отмечают аналитики, настоящей угрозой является, когда бизнес и СМИ действуют заодно, тогда СМИ приобретает ангажированный характер. И оппоненты владельцев или учредителей этого СМИ никогда не могут высказаться по поводу публикуемой критики.

Примером такого слияния может служить недавняя тенденция, когда несколько редакторов кыргызскоязычных СМИ образовали коалицию под названием КГБ, по кыргызской аббревиатуре Объединение редакторов кыргызскоязычных газет. И началась массированная атака на власть и СМИ поддерживающие президента.

Одной из проблем качества СМИ становится ангажированность газет политическими силами. Попав в такую редакцию, молодой неопытный журналист выпускник кыргызского вуза не приобретает навыков качественной журналистики, а становится ещё одним рассадником сплетен, «ушаков». И в этом плане проявляется огромная проблема кыргызской журналистики это отсутствие качественного профессионального образования.

В Кыргызстане существует 13 вузов, где есть факультеты журналистики, в том числе в регионах – Оше, Караколе и Джалал-Абаде. В среднем около 200-250 человек в год заканчивают факультеты журналистики. Как показывает практика, наиболее качественных специалистов выпускает кыргызско-турецкий университет «Манас». Там дают комплексное образование, журналисты имеют возможность практиковаться на своей практической базе. В основном новые кадры в кыргызстанскую журналистику приходят выпускники следующих вузов «Манаса», Славянского, БГУ и Националного университета. Остальные вузы по качеству профессионального образования, по мнения медиаэкспертов, оставляют желать лучшего.

Александр Кулинский, медиаэксперт поделился своими наблюдениями: «Проблемы в сфере образования в СМИ следующие – отсутствие профессионального образования как такового. Например, у нас до сих при подготовке журналистов существует деление на специальности – отдельно готовят пишущих, снимающих фото и телевизионщиков. Хотя во всём мире уже отказались от такого подхода, в связи с универсализацией журналистики и глобализацией. Во-вторых, у нас образование осуществляется людьми, которые никогда не работали в журналистике, либо имеют косвенное к ней отношение – филологи, писатели. Качество среднего образования с каждым годом становится всё хуже, и в вузах занимаются тем, что ликвидируют пробелы среднего образования. В процессе они не успевают толком обучить профессиональным навыкам. И эта коренная проблема на кыргызскоязычной журналистике ярко проявляется. Грамотность кыргызскоязычных журналистов падает. На сегодняшний день огромная проблема найти хорошего кыргызскоязычного журналиста. Особенно для телевидения. Отсутствуют учебники на кыргызском языке по журналистике».

Таким образом, из вузов выходят недоученные журналисты, попадают в СМИ, которая имеет чёткую политическую направленность и работают непрофессионально, тиражируя слухи, сплетни, подавая однобокую, непроверенную информацию. Молодой журналист даже не задумывается правильно это или нет, можно ли так действовать или нет, этично ли это или нет. Так как в своё время в вузе ему не дали, например, одно из базовых принципов журналистики– это умение искать информацию. Сегодняшний журналист не умеет искать информацию. И даже не стремится это делать. Ему достаточно одного источника, чтобы выстроить весь материал.

5. Последствия непрофессионализма журналистов.

Одно из главных последствий непрофессиональной деятельности СМИ это неправильная информаированность общественности, и как следствие высокая конфликтность общества. То есть у нас несложно провести очередной госпереворот или захват власти, достаточно распространить слух, которому все будут верить. А в условиях, когда власть постоянно проигрывает информационную войну и не умеет своевременно давать качественную доступную информацию, то степень возмущения населения будет достаточно высокой. Яркий пример топу ситуаций в Джети-огузе и негатив в отношении «Кумтора».

Ещё одно последствие непрофессионализма журналистов – это возросшая угроза безопасности журналистов. Фридом Хаус в своём отчёте отмечает: « Несколько раз во время акций протеста, сторонники оппозиции Ата-Журт атаковали журналистов, ( речь идёт о нападении на корреспондентов «24.кг» Дарью Подольскую и «Интерфакса» Наталью Любезнову, во время разных митингов). В то же время, полиция на месте отказалась вмешиваться. Ещё один случай нападения на съёмочную группу НБТ был совершён 3 октября со стороны сотрудниками СГО. Во всех случаях журналисты подали жалобы, но никаких арестов или разбирательств не было произведено».

Александр Кулинский, медиаэксперт считает: «Я согласен с Фридом хаус о том, что в Кыргызстане только частичная свобода слова. Свобода слова это не только возможность что-то сказать. Она заключается, что несмотря на политическую принадлежность СМИ и его учредителя, СМИ предоставляет высказываться не только своим, но и чужим. Тем, кого критикуют. Я бы назвал нашу ситуацию, свободой слуха. К примеру, про меня могу что-то написать оперируя слухами, я потребую опровержения согласно ст.17 закона о СМИ, и мне все откажут. Это один из показателей того, что свободы слова не существует в нашей стране. Или она существует формально. Она у нас всегда искажённо понималась как возможность говорить, всё что ты хочешь. Но это свобода выражения. А свобода слова подразумевает то, что не только одна сторона имеет право высказываться через данное СМИ, но и оппоненты. А у нас такой возможности нет. У нас чёткое разделение СМИ по принадлежности, по лагерям, по политическим пристрастиям».

6. Рекомендации.

Марат Токоев, председатель правления общественного объединения «Журналисты» видит решение ситуации в следующем: «Профессионализм журналистов в нашей ситуации может спасти только обучение, тренинги для журналистов, которые будут проводить сами журналисты. Нам пора иметь школу журналистики, где упор будет делаться на привитие профессиональных навыков. Практика показала, что те кто проходил такое обучение на тренингах, более щепетильно относятся к профессии, к своим материалам».

Александр Кулинский, медиаэксперт также считает: «Власть должна культивировать саморегулирование, должна заниматься привитием этой культуры. У потребителя информации эта культура вырабатывается. Если мы посмотрим на то, какие телеканалы и газеты популярны, очевидно, что сплетнические и жёлтые газеты не популярны. Ни в коем случае нельзя вводить цензуру или закручивать жёстко гайки. Это даёт какие-то кратковременные эффекты, но чем сильнее власть ограничивает доступ к информации, тем более жёстким способом её потом свергают».

Таким образом, в качестве рекомендаций можно отметить следующее:

— повышение квалификации как действующих, так и начинающих журналистов;

— проведение тренингов по основам журналистики, миротворческой и медиативной журналистике и по этике журналистов;

— поддержка органов саморегулирования СМИ.

В заключение отмечу, стандарты международной журналистики просты – точность, беспристрастность, ответственность. Однако чаще наши журналисты считают, что это скучно писать по этим стандартам. Но на то мы и журналисты, люди творческие, должны искать неординарные методы и подходы, чтобы и тему раскрыть, и юридически выверено её падать и написать захватывающий материал, который с интересом будут читать тысячи читателей.

Источник: http://www.media.kg/news/novye-ugrozy-smi-v-usloviyax-absolyutnoj-svobody-sluxa/

Похожие записи: