Вчера в Киеве началось рассмотрение судебного иска Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания к дистрибьютору российских телеканалов ООО «Торсат». На время слушаний Окружной административный суд Киева обязал компанию-дистрибьютора и сотрудничающих с ней провайдеров временно приостановить ретрансляцию на территории Украины российских телеканалов. Со вчерашнего дня из эфира исчезли «Первый канал. Всемирная сеть», «РТР-Планета», «Россия 24», «НТВ-Мир».

Нацсовет еще 11 марта заявил, что российское телевидение ведет информационную войну против Украины, и потребовал от провайдеров прекратить ретрансляцию. Но компании фактически проигнорировали требование.

Крупнейшие сети оставили без изменений платные пакеты. А мелкие региональные компании поначалу отключили российские каналы, но через пару суток вернули их в свои пакеты, ссылаясь на требования клиентов.

Примечательно, что те же провайдеры полностью отключили вещание всех украинских телеканалов в Крыму по первому требованию местного правительства еще 4 марта. В комментариях украинским СМИ компании пояснили, что в крымской ситуации они исходили из обеспечения безопасности своих сотрудников.

На прошлой неделе вопрос информационной безопасности Украины рассматривался на одном из заседаний Совета нацбезопасности и обороны Украины. Итогом стало обращение СНБО к Службе безопасности Украины и к Генпрокуратуре с требованием провести расследование на предмет соответствия деятельности российского телевидения нормам украинского законодательства. «Расследование должно дать ответ, есть ли там (в программах российских телеканалов. – «НГ») факты разжигания межнациональной вражды, призывы к войне, сепаратизму и т.д.», – пояснила замсекретаря СНБО, исполнительный директор Института массовой информации Виктория Сюмар.

В то же время Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания подал иск в Высший административный суд Украины. Рассмотрение дела, по сути, началось вчера, но накануне слушаний Окружной административный суд Киева в обеспечение административного иска Нацсовета постановил временно приостановить вещание названных российских телеканалов в Украине.

В среду гендиректор Первого канала Константин Эрнст обнародовал заявление, в котором призвал украинский суд отменить решение и «признать право национального бизнеса взаимодействовать с партнерами на основании долгосрочных и легитимных договорных отношений». Он напомнил, что в 2007 году была создана специальная версия Первого канала, адаптированная к требованиям украинского законодательства. И напомнил, что отключение телеканалов противоречит нормам международного права и интересам абонента. Эрнст заявил, что готов принять участие в открытом суде, предоставив необходимые документы и записи эфира. К моменту сдачи номера в печать украинская сторона не ответила на это предложение.

Со вчерашнего дня два крупнейших провайдера – компании «Воля» и «Триолан» – выполнили решение суда. Но в каждом украинском регионе работают также местные компании – более 200 по стране. По данным обнародованного осенью прошлого года исследования, проведенного Edelvace Limited, на долю мелких и региональных провайдеров приходится примерно половина рынка. Общая численность подписчиков услуг провайдеров кабельного телевидения в Украине составляла, по данным того же исследования, около 4,5 млн домохозяйств, или около 10 млн телезрителей.

Эксперты отмечают, что к этому числу аудитории российских телеканалов нужно добавить тех, кто подключен к пиратским кабельным сетям и к спутниковому телевидению. Получится, что половина страны имеет возможность смотреть российские каналы, несмотря на решения государственных органов и судов. Представитель «Союза кабельного телевидения» Александр Швец на недавнем брифинге заявил, что попытки запретами бороться с информационной войной бессмысленны: «Как пример приведу статистику количества спутниковых тарелок по Украине – около 8 млн. Умножим на 3 и получим 24 млн абонентов: половина страны смотрит. Как мы их отключим?» По его словам, на долю пиратских сетей может приходиться до 40% рынка. Глава Нацсовета по телевидению и радиовещанию Владимир Манжосов, напротив, уверен, что принятое решение имеет смысл, поскольку уменьшит аудиторию российских телеканалов в Украине на три четверти.

В России уже возмутились действиями украинской власти и суда. Уполномоченный МИД РФ по правам человека Константин Долгов расценил ситуацию как наступление на свободу слова и права человека. Он написал в Twitter: «Цель шага понятна – отсечь людей, в том числе миллионы русскоязычных, от правдивой информации о бесчинствах ультранационалистов и неофашистов. Чтобы лучше «промывать мозги». Такая вот демократия по-майдановски!» Он потребовал от ОБСЕ принять меры, которые заставили бы Киев отказаться от «карательных мер».

Заявление Долгова в Киеве расценили как иллюстрацию некорректного отношения к ситуации: на российском телевидении новая украинская власть, как и жители запада и центра страны, регулярно именуются фашистами, бандеровцами, экстремистами. Инициаторы запрета вещания напоминают об искажении фактов, приводя в пример сюжет одного из телеканалов: вымышленная история о том, что бандеровцы начали еврейские погромы в Киеве, была иллюстрирована свастикой, нарисованной неизвестными после пророссийского митинга на стенах одесской синагоги. Вспоминают также дезинформацию о введении налога на восстановление майдана, о переходе на латиницу, о преследовании русскоязычных граждан.

Сотрудник компании, занимающейся замерами телевизионной аудитории, неофициально сказал «НГ», что зрители еще зимой отреагировали на несоответствие картинки действительности: «Доля украинских информационных телеканалов выросла в 10 раз. Аудитория российских уменьшилась в 5–10 раз». Он отметил, что год назад российские телеканалы конкурировали по популярности с двумя наиболее рейтинговыми украинскими: «Это зрители, которых не столько интересовали новости, сколько развлекательный продукт. Ядро аудитории – городские жители, женщины после 40 лет. Но когда в стране начались такие события, всем стало не до развлечений, все хотели видеть живую новостную картинку. Если российские телеканалы, делая сюжеты, по-своему объясняли события, то украинские без пояснений давали в эфир трансляцию с камер, установленных в центре основных событий, – зритель все видел своими глазами. А сюжеты и комментарии каждый смотрел, где хотел».

В феврале специальное исследование относительно телевизионных предпочтений украинцев провели совместно фонд «Демократические инициативы им. Илька Кучерива» и Киевский международный институт социологии. Выяснилось, что жители западных и центральных областей Украины узнавали новости по национальным каналам, отдавая предпочтение тем, кто вел прямые репортажи без комментариев: «Эспресо ТВ» – 94%, «Громадское ТВ» – 89%, TВі – 78%, «5-й канал» – 66%. Из альтернативных телевизионных источников узнавали новости 15% жителей названных регионов. Эта аудитория поддерживала общественное протестное движение и положительно относилась к майдану: среди зрителей «Громадского ТВ» – 85%, «Эспресо ТВ» – 79%, TВi – 70%, «5-го канала» – 61%.

Более 60% жителей восточных и южных областей предпочитали новостные программы телеканалов «Интер» и «Украина», 78% смотрели новости российских телеканалов. По данным опроса, эта зрительская аудитория негативно относилась к майдану: среди зрителей российских телеканалов – 73%, «Интера» – 61%, «Украины» – 61%. Примечательно, что четверть аудитории российского телевидения еще в феврале поддерживала идею объединения с Россией.

Социолог, руководитель компании R&B Group Евгений Копатько сказал «НГ», что не телевидение виновато в ситуации в стране: «Если бы не было майдана, не было бы и крымских событий, и дестабилизации на юго-востоке. То есть не было бы внутренних проблем – мы не столкнулись бы с внешним давлением. Но майдана не было бы, если бы Партия регионов не вела провальную политику. Все взаимосвязано. Запретами проблему не решишь, но, усилив градус напряжения в обществе, можно получить ответную реакцию».

Киев пытается найти взаимопонимание с жителями востока и юга. Правительство гарантировало децентрализацию власти и передачу на места широких полномочий в сфере экономической, социальной, гуманитарной политики. Но это произойдет после принятия новой украинской Конституции – вероятно, осенью. Сейчас Верховная Рада собирается утвердить новый закон о языковой политике.

Татьяна Ивженко

Похожие записи: